Березин Ефим Иосифович

ЛЮДИ И СУДЬБЫ

Березин Ефим Иосифович (сценический псевдоним - Штепсель) - актёр эстрады. Народный артист Украинской ССР.

Березин Ефим Иосифович

Расширение для заработка в браузере без вложений

Березин Ефим Иосифович (сценический псевдоним - Штепсель) - актёр эстрады. Народный артист Украинской ССР.

Ефим Иосифович Березин родился 11 ноября 1919 году в Одессе, в особняках Княжеской улицы. Здесь, как и на других одесских улицах, когда-то проживали аристократы, которые потом эмигрировали за рубеж. Теперь жили тут простые труженики, веселые одесситы.

В роду Березиных все, так или иначе, были связаны с искусством. Дед играл на всех свадьбах в Тирасполе и обучил музыке своих детей. Он был убежден, что дом с детьми - базар, а дом без детей - кладбище. Можно себе вообразить семейный оркестр Березиных, наигрывающий задорные молдавские мелодии. Знавшие Березина в детстве, говорили, что Ефим пришел в цирк задолго до того, как научился ходить. Пятьдесят пять лет его папа проработал капельдинером в Одесском цирке, а цирк в Одессе, как, впрочем, и все остальное, - особенный. Клоуны и акробаты всей страны утверждали: тот, кто «пройдет» в Одессе, - «пройдет» всюду. Когда-то восторженные одесситы вознесли до небес известного антрепренера Саламонского за удивительные пантомимы «Ночь в Калькутте» и «Юлий Цезарь в Риме». Но они же, одесские зрители, забросали его галошами и гнилыми апельсинами, когда в пантомиме «Коррида в Испании» вместо обещанных свирепых быков на арену выскочили пацаны в напяленных на плечи рогатых тряпках.

Березин, ежевечерне проходивший в цирк без билета, всегда спешил поделиться с одноклассниками свежими трюками. «Не хватало еще, чтобы мальчик стал циркачом», - сокрушалась мама. «Не циркачом, а артистом цирка», - спокойно поправлял ее отец. А тем временем Фима Березин с успехом исполнял цирковые номера в первомайском школьном концерте. Воспитатель многих цирковых артистов Михаил Польди пригласил маленького одессита всерьез заняться цирковым ремеслом. Ефим подумал, подумал и все-таки отказался. Мама облегченно вздохнула: может быть, ребенок станет инженером или доктором, «как все»?

Театральные впечатления Ефима относятся к самым ранним детским годам. От их дома до Нового базара было рукой подать, а базар в Одессе - тот же театр, только бесплатный. Торговки рыбой и фруктами зазывали покупателей, каждая на свой манер. Были тут мастерицы прибауток и монолога, броской рекламы и солидной информации, были артисты - старики- лирники и фокусники-китайцы, человек-оркестр, извлекавший звуки сразу из пяти инструментов и дуэт полуслепых старушек, старательно выводивших псалмы; веселые беспризорники - исполнители жанровых песен под аккомпанемент костяшек, и настоящий римский гладиатор. Гордо блистая латами, гладиатор находил на базаре площадку, ловко очерчивал мелом небольшой круг, как бы отделяя себя от рыночной суеты, и на этой арене жонглировал невообразимо тяжелыми шарами и гирями. Его зеркальный шлем гонял по лицам пораженных зрителей стаи солнечных зайчиков, а когда парад красоты и силы кончался, в этот шлем со звоном падали медяки.

Но однажды случилась беда. За меловой круг ступил рваный сапог неизвестного нахала. На глазах потрясенной публики парень оттеснил плечом смутившегося гладиатора и стал, словно мячики, разбрасывать по «арене» пудовые гири и штанги, на поверку оказавшиеся пустыми жестянками. Ефим испугался. Воображению рисовались страшные картины позора и низвержения разоблаченного кумира. Вид его действительно был жалок. Но надо было знать и суровую справедливость Нового базара! Оправившись от смущения, торговки дружно набросились на беспардонного пришельца: «Тебя что, сюда звали?! - кричали они.- Или ты не видишь, что человек зарабатывает на свой кусок булки? Силы у тебя много? Так иди копай ямы в Голопузовке!». Новоявленный разоблачитель ретировался, а гладиатор, успокоившись и подкрепившись, как ни в чем не бывало, продолжил свои гастроли. Но теперь уже все восхищались не его силой, а умением при помощи таланта и воображения превращать невесомые жестянки в рекордные тяжести...

В том, что Березин не стал циркачом, отчасти повинен Одесский театр имени Октябрьской революции. Молодая актриса этого театра Ф.Шнейдер-Коршаковская руководила школьным кружком и сумела заразить ребят любовью к сцене. В 1937 году десятиклассник Ефим Березин был удостоен звания лауреата конкурса школьной самодеятельности за исполнение роли Самозванца в трагедии А.С.Пушкина «Борис Годунов». Этот конкурс проходил в стенах бывшего Воронцовского дворца, ставшего одесским Дворцом пионеров. Краем глаза Самозванец заметил, как учитель физики показал ему вверх поднятый палец. После выступления он сказал:

- «Молодец! Езжай в Киев, в театральный институт! Одесса тебя не забудет».

Тогда, как, впрочем, и сейчас, слова «театральный институт» производили на юношей и девушек магическое действие. Небольшой домик на Крещатике гудел пчелиным ульем. Конкурс - семнадцать человек на место! Комиссия терпеливо прослушивала и просматривала каждого, стараясь добраться до истинных природных данных поступающих сквозь наигранную бойкость и парализующий испуг. Березину предложили сделать этюд:

- «Вы пришли на танцы в чужих туфлях. Они ужасно жмут. Действуйте!».

Двести клоунов, прошедших перед глазами Ефима в одесском цирке, помогли ему выполнить это нехитрое задание. Когда, зацепив ногой за ногу, он шлепнулся на пол сцены, один из членов комиссии шепнул другому, что у одессита в тесных туфлях «золотой» аттестат, а круглые отличники в театральные вузы почему-то идут не густо...

Юрий Тимошенко и Ефим Березин познакомились в студенческом общежитии Киевского института театрального искусства им. И.Карпенко-Карого, на студенческом капустнике. Судьба-режиссер поместила их койки в общежитии рядом в одной комнате. Первокурсники шумно осваивали общежитие, обживали институтские аудитории, знакомились друг с другом и с педагогами. Встретилшись на студенческом капустнике, они с тех пор почти никогда не расставались. И не ссорились.

Быстро поняв, что именно капустники дают возможность проявить нереализованные запасы остроумия, Тимошенко и Березин с головой окунулись в устроение веселых спектаклей и вскоре стали их gризнанными руководителями. Они брались за все - писали, ставили, играли. Для них выступления в капустниках стали как бы зачетами на отсутствующей в институте кафедре юмора и сатиры.Возможно, тогда будущий театральный актер Ю. Тимошенко и будущий режиссер драматического театра Е. Березин впервые обнаружили, что эстрада может быть яркой и современной, веселой и патриотичной. Молодые артисты заметили, что стоит им появиться вместе, как веселая реакция зала удваивается. Выходило, что зрители как бы сводили Тимошенко с Березиным - уж очень любопытный и забавный дуэт образовывали эти фигуры на эстраде. В 1941 году Березин закончил режиссерский факультет.

С первого дня войны Березин и Тимошенко стали выступать перед красноармейцами, отправляющимися на фронт. Осенью сорок первого на спортплощадке киевского Дома Красной Армии выстроились бойцы необычной военной части. Первым в шеренге - высокий худой Юрий Тимошенко, далеко на левом фланге -, а между ними сто новых товарищей, артистов красноармейского ансамбля песни и танца Юго-Западного фронта, с винтовками за плечами и противогазами на боку. Во время Великой Отечественной войны они вместе выступали на передовой Юго-Западного фронта. Березин выступал в образе кулинара Галкина, а Тимошенко банщика Мочалкина. Часто концерты шли в сопровождении дождя, порой - под аккомпанемент артиллерийской канонады. Случалось, что над местом выступления кружили «мессершмидты». Тогда концерт становился испытанием выдержки для артистов, а сцена превращалась в боевой пост, который во избежание паники нельзя было покинуть без приказа. В госпиталях артисты выступали, разбившись на небольшие группы. В Нежинском лицее, где некогда учился Гоголь, врачи не отпускали артистов, пока они не выступят в каждой палате. Особенно добивались, чтобы все раненые бойцы увидали Галкина и Мочалкина. Если поначалу пребывание комиков в ансамбле и вызывало кое у кого сомнения, то теперь трудно было представить выступление коллектива без них. Когда однажды перед ответственным концертом Березин заболел, командование ансамбля упросило его выручить товарищей, чтобы дать полновесную программу. Больной был доставлен на газике командующего армией и выступил, как потом говорили, «с жаром». За годы войны Ефим Березин был награжден 3 орденами, а также медалями

В 1946 году приняли участие во II Всесоюзном конкурсе артистов эстрады и стали лауреатами первой премии. Молодые артисты, отмеченные премиями и дипломами, на долгие годы стали украшением советской эстрады, оправдав высокую оценку, данную их искусству старшими коллегами. «Из всех выступавших речевиков мне больше всего понравились два молодых артиста - Е. Березин и Ю. Тимошенко... У них превосходные актерские данные, обаятельная манера общения со зрителями, подкупающая непосредственность»,- писал в газете «Советское искусство» Сергей Михалков, первым поздравивший счастливых друзей с трудной победой.

Выступали в качестве конферансье в самом престижном тогда в Москве эстрадном театре «Эрмитаж». Автором их интермедий стал опытный эстрадный драматург Павел Григорьевич Григорьев (ему принадлежит одна из первых песен С.Покрасса «Белая армия, черный барон»).

В конферансных интермедиях Тимошенко изображал, казалось, простоватого парня, но острого на язык, ироничного, умеющего за себя постоять. Разговаривал он на украинском языке. Персонаж Березина был уверен в своем превосходстве, старался поучать. Тарапунька отвечал ему колко, неожиданно, остроумно, сбивал спесь. Интермедии часто имели злободневный, сатирический характер. Артисты использовали импровизацию, эксцентрику, буффонаду, гротеск. Естественно возникающее двуязычие стало дополнительным художественным приемом, вносило особый национальный колорит.

В 1960 году Тимошенко и Березин впервые обратились к жанру эстрадного ревю, подготовив программу «Везли эстраду на декаду». Она стала как бы промежуточным звеном между конферансом и эстрадным театром, который они создают в содружестве с драматургами Р.Виккерсом и А.Каневским.

В театрализованных программах «Смеханический концерт» (1967), «От и до» (1971), «Беспокойтесь, пожалуйста» (1976), предстает обширная галерея персонажей, характеры которых трудно вписываются в жанровые рамки амплуа комика и резонера.

Благодаря таланту, трудоспособности, особому народному складу юмора артисты в течение сорока лет пользовались успехом и непреходящей популярностью. Гастролировали по всему Советскому Союзу, выступали в Польше, Шотландии, на фестивале юмора в Габрове.

Снимались в кино: «Тарапунька и Штепсель под облаками» (1954), «Штепсель женит Тарапуньку» (1958); «Веселые звёзды» (1954). Участвовали во многих ТВ передачах - «Голубых огоньках» и др.

После смерти Тарапуньки, в 1986 году, Березину уже было тяжело работать одному. Его дочь Аня вышла замуж за популярного актера советского кино - майора Томина из Знатоков» - Леонида Каневского, и они уехали в Израиль. Через год, в начале девяностых, родители приехали к ним в гости. А на третий день пребывания в Тель-Авиве у Ефима Иосифовича случился инфаркт. Его быстро поставили на ноги, но врачи категорически запретили ему

летать. «Делайте, что хотите, - сказали, - даже коньяк можете пить, но следующего перелета вы не переживете». Так они и остались в Израиле. Месяц пожили у детей, потом получили гражданство и отдельную квартиру.

Когда Березин приехал в Израиль, у него уже была болезнь Паркинсона. И с каждым годом она прогрессировала. Дочь и её муж сделали все возможное, чтобы продлить ему жизнь. Ефим лечился у лучших врачей в лучших клиниках. Говорили, что врачи добавили ему пять лет жизни, но последние годы были самыми тяжелыми. Через несколько лет после их переезда умерла супруга Роза. У нее всегда были проблемы с сердцем, но она никогда не обращала на себя внимания: слишком была занята мужем. Березин тяжело перенес этот удар. За Ефимом Иосифовичем ухаживала женщина, которая его любила. Но последние годы он не мог сам вставать с кровати, почти не двигался, утратил речь...

В послед-нем своём интервью он сказал: «Я люблю свою Родину и желаю ей успехов. Там прошли лучшие годы моей жизни». Потом немного помолчал и произнес знаменитое: «Здоровеньки булы...». И это было сказано со светлой печалью. На творческий вечер, посвященный его 75-летию, в огромный концертный зал в Тель-Авиве на 1800 мест пришли все, кто любил и знал Березина. На сцену выходили Козаков, Губерман, Левинзон, Каневский. А после концерта Березин сказал: «Я не буду больше выходить на сцену. Это в последний раз. Не хочу быть смешным...». В этом была его трагедия... Конечно, такой славы, как в Советском Союзе, у него уже не было. В последнее время он перестал узнавать даже близких людей.

Похоронен в Израиле, на тель-авивском кладбище Яркон.

Ефим Березин увлекался филателией. Темой его коллекции была «Живопись».

Просмотров: 78