Авдеев - Черноморский Василий Дмитриевич

ЛЮДИ И СУДЬБЫ

Герой-подпольщик.

Авдеев - Черноморский Василий Дмитриевич

Расширение для заработка в браузере без вложений

Василий Дмитриевич Авдеев родился - по старому стилю - 1 января 1898 года на станции Пески Московско-Казанской железной дороги в семье железнодорожника.

Окончил реальное училище, а достигнув призывного возраста проходил военную службу в городе Сызрани Симбирской губернии, где окончил фельдшерские курсы. Там, весной 1917 года, Авдеев вступает в военную организацию большевиков. После демобилизации в декабре 1917 года, он возвращается в родные места - село Большая Сызрань, где жили родители. В январе 1918 года поступает на службу в уездную милицию в качестве старшего агента уголовного розыска. Здесь он получает семь ранений и контузию. По выздоровлению, в октябре 1918 года призывается в Красную Армию, вступает в Коммунистическую партию, участвует в подавлении восстания крестьян в Симбирской губернии и в боях с армией генерала Деникина.

В марте 1920 года, 22-летнего Василия направили на работу в Симбирскую губернскую чрезвычайную комиссию (ЧК). В Симбирске, Авдеев проходил службу до конца 1927 года — и дослужился от оперативного сотрудника до заместителя председателя. Последующие семь лет он служил в Полномочном представительстве ОГПУ СССР в Средней Азии ( в городах Самарканд, Ташкент), с 1934 по 1936 гг. - помощником начальника Секретно – политического отдела, а с 1936 года - начальником Секретно–политического отдела НКВД Киргизии. За безупречную службу неоднократно поощрялся одеждой, обувью, золотыми часами и награждался боевым оружием с гравировкой «За беспощадную борьбу с контрреволюцией».

В 1936 году ему присваивается звание «старший лейтенант государственной безопасности» и вручается нагрудной Знак Почётного чекиста. В июне 1938 года он стал майором государственной безопасности и его откомандировали в Управление Народного Комиссариата Внутренних Дел по Тамбовской области на должность начальника сельскохозяйственного отдела. Однако в 1937 году товарищ Ежов начал репрессии в отношении руководящего состава Красной Армии. В июне 1937 года начались репрессии и против работников НКВД.

Василий Дмитриевич Авдеев был этим возмущён до глубины души: «Товарищи дорогие, что же вы своих-то мочите?».

На что руководство НКВД ответило: «Тамбовский волк тебе товарищ!».

На Авдеева было заведено уголовное дело о его «принадлежности и активном участии в право-троцкистской террористической организации и вредительстве в органах внутренних дел». Такая формулировка в те годы была обычным явлением. Он был арестован в Тамбове в январе 1939 года и находился под следствием около 3-х лет. 15 июля 1941 года ему была определена высшая мера наказания – расстрел!

В то время уже шла Великая Отечественная война, и Василий Дмитриевич написал заявление с просьбой отправить его на фронт.

Однако только 18 февраля 1942 года Президиум Верховного Совета СССР постановил: «Освободить Авдеева В.Д. из исправительно – трудовых лагерей и направить его на фронт».

В мае 1942 года Авдеев, имея медицинское образование, попадает на фронт в составе медицинского санитарного батальона. Авдеев имея звание майора государственной безопасности, на фронте был старшим лейтенантом медицинской службы.

Вскоре, он оказывается в окружении и попадает в плен к фашистам.

Вот уж судьба поворачивает человеком, только вышел из тюрьмы и тут же попал в плен.

Находясь в лагере военнопленных в Ростове-на-Дону, Авдеев (теперь известный по кличке «Дед Максим») организовал подпольную группу из военнопленных и в ноябре 1942 года установил связь с - действующим в Ростове-на-Дону партизанским отрядом Михаила Трифонова – Югова. С его помощью Авдеев организовывает в январе 1943 года побег из лагеря 9 военнопленных. У партизан Авдеев вначале был рядовым бойцом, а затем возглавил партизанский штаб.

Позже Василию Дмитриевичу было поручено создать партизанские группы на шахтах Донецкой области. Здесь у него появился псевдоним «Донской». Авдеев возглавил деятельность боевых групп шахтеров, его партизанский отряд стал крупнейшим в Донецкой области – 170 человек.

За период его деятельности проводились крушения поездов, подрывались танки, грузовые автомашины, взрывались склады боеприпасов, приводились в негодность паровозы, организовывались обвалы на шахтах.

Многообразие форм и методов партизанской борьбы в тылу врага отрядом Авдеева с привлечением на свою сторону отдельных немецких солдат, - отмечалось руководством Штаба Партизанского Движения Южного фронта, - заслуживает изучения и использования среди других партизанских отрядов и групп, действующих в тылу противника.

Обо всём этом вы можете прочитать в книгах Виктора Фёдоровича Сёмина «Таким был Василий Авдеев» и Станислава Ивановича Наконечного «Партизанские портреты».

После освобождения Донецкой области Василий Дмитриевич Авдеев, теперь уже под псевдонимом «Черноморский», как крупный специалист в области партизанского движения, возглавил диверсионную группу из 10 человек, котораая 16 января 1944 года была заброшена в Одесскую область для восстановления и объединения антифашистского подполья.

К сожалению, точно нельзя не сказать в каком состоянии в этот момент находилось одесское подполье.

15 сентября 1941 года в Политическом отделе Приморской армии было создано специальное отделение, которое за месяц своей деятельности успело подготовить в Одессе 8 разведывательно-диверсионных групп и отрядов, общей численностью 469 бойцов. Кроме того, в Одессе было создано 5 подпольных райкомов партии, для работы в которых было выделено 109 коммунистов. Так же, были сформированы 6 партизанских отрядов, в которых общая численность подпольщиков составила 130 человек - 35 коммунистов, 36 комсомольцев и 59 беспартийных горожан. Получается каждый партизанский отряд насчитывал приблизительно 20 человек. Самый большой партизанский отряд офицера Государственной безопасности Молодцова-Бадаева насчитывал 45 человек. Из них 28 человек жили в катакомбах и 17 в городе.

Перед Великой Отечественной войной население Одессы насчитывало 600 тысяч человек. Во время оккупации Одессы население Одессы составляло приблизительно 240 тысяч человек.

Первым секретарем подпольного Обкома партии был назначен бывший секретарь партийной организации одного из колхозов Одесской области 35-летний Анатолий Петровский. В его подчинение входило руководство деятельностью всех партизанских отрядов Одессы и свыше ста отдельных коммунистов, специально оставленных для подпольной работы. Однако уже через пять дней после вступления в Одессу румынских войск Петровского арестовывают. 25 октября 1941 года оккупанты выпускают на свободу этого человека и даже оказывают помощь в его трудоустройстве. Архивные документы прямо говорят, что руководитель всех одесских партизан дал согласие работать на Сигуранцу – румынскую контрразведку. Так с самого начала партизанское движение в Одесской области было взято под контроль секретными службами Румынии.

Петровский требовал от одесских партизан, чтобы они давали ему данные о всех планируемых и проведенных диверсионных мероприятиях - где, когда, какие именно. И тут же передавал информацию фашистам. По доносам Анатолия Петровского фашистами было арестовано 265 одесских подпольщиков. Любые действия подпольщиков во время оккупации Одессы постоянно находились под неусыпным контролем фашистов. И хотя командиры Одесских партизанских отрядов все еще собирали силы, планируя новые удары и выискивая у врага для этого удобные цели, все их действия заранее были обречены на неудачу.

8 февраля 1942 года на улице Нежинской, 75, в центре Одессы, были арестованы четыре одесских партизана, в числе которых находился и Молодцов (Бадаев). В итоге, к концу 1942 года румынской контрразведке удалось практически полностью разрушить наспех созданную за время обороны Одессы подпольную агентурную сеть.

Общая подозрительность, царящая среди подпольщиков, боязнь слежки и ареста заставили оставшихся партизан уйти в такое глубокое подполье, что вооруженное сопротивление оккупантам само по себе затихло.

Вот в таких условиях под Одессой состоялась высадка 10 советских разведчиков - парашютистов под командованием Василия Дмитриевича Авдеева - Черноморского. В ночь на 16 января 1944 года недалеко от села Осиповка Фрунзовского района десантировалось 10 советских парашютистов, но после посадки к месту сбора один из разведчиков не прибыл, остальные бойцы группы подумали, что он погиб.

Однако впоследствии оказалось, что сильный ветер отнес этого разведчика так далеко от предполагаемого места десантирования, что, не сумев сориентироваться на местности, он решил дождаться утра и пробираться в Одессу самостоятельно.

Через неделю, придя в себя и оглядевшись на местности, парашютисты отправились для связи с партизанами в наш город, оставив в этом селе комиссара отряда, радистку, оружие и запас боеприпасов.

К сожалению, только пятеро десантников, сумели добраться в Одессу 1 февраля 1944 года Оказавшись в городе Авдееву (Черноморскому) удалось связаться с подпольщиками из групп Ильичевского и Ленинского районов, которыми руководили Дмитрий Овчаренко и Константин Тимофеев.

Не разобравшись в состоянии дел подполья, которого тогда фактически уже не существовало, и даже не зная названия районов Одессы, на встрече 3 февраля он все же предложил организовать 5 штабов для координации действий партизанских отрядов. Однако на этом вся борьба в Одессе группы советских парашютистов с оккупантами фактически закончилась.

Уже 14 февраля были арестован руководитель партизанского отряда Ильичевского района Дмитрий Овчаренко, проводивший на явочной квартире с недавно образованным своим штабом собрание, а так же посланный к ним для связи боец из группы прибывших десантников. Кстати, интересная особенность была у этих одесских партизан: за 14 дней существования этого партизанского отряда его руководители сумели организовать 24 собрания, 36 политических бесед, принять 40 заявлений в партию, 20 заявлений в комсомол. Чисто по-советски. Видимо это стало причиной тому, что эта подпольная группа так и не сумела провести против фашистов ни одной вооруженной акции.

После ареста Дмитрия Овчаренко, его подчиненных и связного Авдеева (Черноморского), следователи Сигуранцы пытками добились от этих людей данных о прибытии в город представителя советского командования, состав его группы, а так же явки и планы партизан.

Следователи румынской контрразведки, получив информацию о планах прибывших к подпольщикам советских разведчиков, начали готовить операцию по задержанию и аресту их руководителя. Однако помешало этому непредвиденное обстоятельство.

2 марта 1944 года один из агентов румынских спецслужб пытался сам задержать подозрительного на его взгляд мужчину, привлекая для этого всех находившихся в тот момент на улице прохожих и военные патрули. Как вы понимаете, этим человеком оказался Авдеев - Черноморский.

После недолгого преследования Василий Дмитриевич, за короткий срок, так и не сумев выучить Одессу, запутался на улицах и сам себя загнал в тупик. Осознав безвыходность положения и окруженный со всех сторон в переулке возле Привоза, он попытался застрелиться, но неудачно.

И здесь ему не повезло.

В 10 часов утра 2 марта 1944 года в Херсонскую больницу доставлен без сознания тяжелораненый в голову. Даже в таком состоянии фашисты привезли его под усиленной охраной. Положив его в больницу, они оставили там охрану. Хирург сделал тяжелораненому операцию, после чего неизвестный ещё три дня не приходил в полное сознание. Только 5 марта он пришёл в себя, и в тот же день к нему прибыл из сигуранцы полковник контрразведки. Облачившись в халат, фашист под видом доктора зашёл к больному. Раненый заметил на его сапогах шпоры и понял, что перед ним военный, молниеносно поднялся с кровати, сорвал с головы повязку и, обливаясь кровью, упал. Падая, ударился раздробленным виском о стену и ножку кровати, и тут же скончался.

Это произошло на глазах у доктора Андрея Адольфовича Поля, который делал операцию раненому. Хирург Адольф Поль, из обрусевших немецких колонистов, сделал сложную операцию в области правого глаза и жизнь раненого была вне опасности.

Партизаны, имевшие связь с хирургом, намеревались освободить Авдеева, вывести его тайно из больницы и спрятать в катакомбах, но партизанский командир об этом не знал. Так трагично и мужественно погиб Василий Дмитриевич Авдеев.

Печально, что такой героический человек и так нелепо погиб.

«Не каждый храбрый умирает стоя,
Не каждый смелый избежит беды,
Не каждому солдату после боя
Достанутся награды за труды».

К сожалению, на этом закончились все действия этой группы разведчиков, которым отводилась значительная роль в организации и подготовки одесских партизан к совместным действиям с войсками 3-го Украинского фронта по освобождению нашего города.

Двое парашютистов Дмитрий Гавшин и Емельян Баркалов, оставшиеся в живых из этой разведывательно-диверсионной группы, влились в ряды одесских партизан, отряды которых в большом количестве появились в нашем городе весной 1944 года.

Дмитрий Степанович Гавшин в 1978 году написал исторический роман «Под бронёй родной земли». Где описал события пребывания в Одессе Авдеева – Черноморского и его гибель. Также обо всём этом вы можете прочитать в книге Александра Анатольевича Черкасова «Оккупация Одессы. Год 1941».

Судьба первого секретаря подпольного обкома партии Анатолия Петровского, который выдал всё одесское подполье, сложилась печально. В 1943 году он всё же был арестован фашистами, осужден румынским судом на каторжные работы и вывезен для отбывания наказания в тюрьму Бухареста. 11 апреля 1944 года советские войска, заняв столицу Румынии, освободили из застенков этого коммуниста, а уже 15 апреля он вернулся в Одессу.

На следующий день Петровский был арестован уже советскими органами.

В течение года по его делу проводили расследование и 5 апреля 1945 года бывший руководитель всех одесских партизан был расстрелян.

А Василия Дмитриевича Авдеева – Черноморского, после освобождения Одессы, похоронили на Аллее Славы в прекрасном парке им. Т.Г. Шевченко, на берегу моря. Четыре месяца спустя, 7 августа 1944 года он был награжден орденом Красного Знамени.

Награда стала возможной после Постановления Президиума Верховного Совета СССР от 20 января 1944 года о снятии с него довоенной судимости. Постановление было принято через три дня после вылета в тыл врага группы Авдеева – Черноморского и об этом он так и не узнал.

Родственники Авдеева - Черноморского пять раз в послевоенные годы подымали вопрос о его судебной реабилитации. И вот 17 апреля 1975 года по материалам проверки архивного уголовного дела Авдеева Василия Дмитриевича было прекращено «за отсутствием состава преступления».

Мучительные годы следствия, тюремного заточения, сражений на фронтах войны и незримом фронте партизанского подполья, наконец, героическая гибель - много выпало испытаний на долю этого человека.

У него были заслуги в партизанской борьбе. Командование представляло его к высоким боевым наградам. Но ни за подпольную деятельность в Ростове-на-Дону, ни в Донбассе он не был поощрён. Только после его гибели в Одессе, он награждён орденом Красного Знамени.

Пик его боевой деятельности был в Донбассе, у нас в Одессе он мало смог сделать. Но всё-таки мы отмечаем 110-летие со дня рождения Василия Дмитриевича Авдеева («Деда Максима», «Донского», «Черноморского») и воздаём дань памяти этому мужественному человеку.

В годы Великой Отечественной войны он проявил себя мужественным человеком.

Просмотров: 195