НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВНУТРЕННИХ ОБЛАСТЕЙ АВСТРАЛИИ И ЮЖНОЙ АМЕРИКИ

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Ликвидация «белых пятен» Австралии, Исследования внутренних областей Южной Америки и последние поиски «затерянного мира»

НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВНУТРЕННИХ ОБЛАСТЕЙ АВСТРАЛИИ И ЮЖНОЙ АМЕРИКИ

Расширение для заработка в браузере без вложений

Ликвидация «белых пятен» Австралии

В 1925 г. экспедиция М. Терри перешла от Дарвина, северного конечного пункта железной дороги, в юго-западном направлении — к северной окраине Большой Песчаной пустыни. В результате была составлена точная карта полупустынной полосы от реки Фицрой до Стерт-Крика и описаны районы, расположенные между лесистым Севером Австралии и пустыней, в том числе и бассейн Стерт-Крика.
   В 1928 г. тот же М. Терри работал в области к северо-востоку от Большой Песчаной пустыни — между криками (пересыхающими реками) Стерт и Ландер. Целью его было завершить исследование незадолго до этого открытой огромной впадины к северу от Ландер-Крика. Эта впадина (с пересохшим соленым озером Вудс), по заключению экспедиции, в прошлом была связана с Ландер-Криком.
   В 1926 г. в Центральной Австралии к западу от железной дороги, между параллелями 25—28° ю. ш., работала экспедиция А. Маккая. Целью ее было: «... ликвидировать оставшееся в юго-западном углу Северной Австралии белое пятно, проверить на месте координаты хребтов и гор, которые прежние путешественники видели издали и нанесли на карты по догадке, а также исследовать эту область... с точки зрения пастбищного скотоводства».
   Экспедиция исследовала область к югу от хребта Петермана. Маккай пришел к заключению, что как пастбищная территория эта область не имеет никакого будущего главным образом вследствие скудного и нерегулярного выпадения осадков, а также... из-за кроликов, невероятно размножившихся в стране, где нет хищников. Кролики в конце концов могут уничтожить все пастбища Центральной Австралии.
   В 1928 г. Маккай в поисках «какого-либо из последних неисследованных уголков Австралии» совершил значительное путешествие по Северной Австралии, к востоку от железной дороги. Он обнаружил в этой забытой области обилие воды (за исключением одного района) и массив низкорослого леса; но он сравнительно низко оценил ее возможности с точки зрения пастбищного скотоводства.

Исследования внутренних областей Южной Америки и последние поиски «затерянного мира»

В период между двумя мировыми войнами многие исследователи-географы мечтали стереть последние «белые пятна» с карты громадного бассейна Амазонки. До первой мировой войны, еще в 1907 г., большую географическую работу в северо-западной части этого бассейна, разделенной между Бразилией и Колумбией, начал Гамильтон Райе. Он заснял крупную порожистую реку Ваупес до ее впадения в Риу-Негру, продолжал перед началом войны (1912—1913 гг.) свою работу на крайнем северо-западе Бразилии, засняв реку Исана (верхний правый приток Риу-Негру), перешел оттуда в юго-восточную часть Колумбии, в бассейн Ориноко, и обследовал часть течения Инириды, крупной реки системы Ориноко. К концу мировой войны (1917 г.) он довел съемку Риу-Негру до района бифуркации — до Касикьяре (южная Венесуэла), завершив, таким образом, его исследование. Наконец, в 1924—1925 гг. Райе работал в другом пограничном районе между Бразилией л Венесуэлой — исследовал систему Риу-Бранку, крупнейшего (северного) притока Риу-Негру, и доказал, что ни одна из рек этой системы не связана с Ориноко, а отделена от бассейна этой реки высокими водоразделами — горами Пакараима (средняя высота свыше 1 тыс. м, вершина Рораима — 2770 м). После работы Райса северные границы бассейна Амазонки были окончательно выявлены и нанесены на точные карты.
   Прямой противоположностью этому уравновешенному исследователю был полковник П. X. Фосет, странный чудак, вообразивший себя конкистадором XX в. В первом десятилетии XX в. (1906—1910 гг.) он на боливийской службе руководил работами комиссии по демаркации границ между Боливией и Бразилией и проделал тогда ценные исследования в бассейне верхней Мадейры, величайшего притока Амазонки. Именно там, в области, куда очень редко заходили подлинные конкистадоры XVI в., и зародилась, по-видимому, у Фосета мания. Вот что он писал в 1910 г.:
   «Если есть возможность взять с собой более или менее значительный вооруженный отряд, то следует повторить то, что сделал Гонсало Писарро, проделавший тяжелый поход от Кито до Амазонки. И искать придется примерно то же, ибо со времени поисков этой, никак не дающейся в руки, таинственной индейской цивилизации все время не прекращаются слухи, что во внутренних районах Южной Америки живет какое-то необыкновенное племя».
   Фосет долго собирал и произвольно толковал индейские легенды и предания, передававшиеся из поколения в поколение «потомками конкистадоров», и решил, что в их основе лежит реальный факт — наличие в бассейне Амазонки «затерянного мира», заселенного неведомым народом древней цивилизации. Чтобы проверить и собрать вещественные доказательства в пользу своей гипотезы, Фосет, взяв с собой сына и молодого, доверчивого «друга», выступил в 1925 г. на поиски этого народа. Перед выходом он сообщил, что намерен «перешагнуть через порог цивилизованного мира» в Куябе (центр бразильского штата Мату-Гросу). Он сообщал даже точно свой дальнейший маршрут и способы передвижения к «затерянному миру» на определенных участках пути: на север до 10° ю. ш. на мулах и в индейских челнах по рекам системы Тапажоса, затем — пешком, чтобы пересечь Центральную Бразилию по 10-й параллели в восточном направлении и выйти к реке Сан-Франсиску у города Барра. Фосет без вести исчез, погубив при невыясненных обстоятельствах и себя, и двух своих молодых спутников.
   Выступивший на поиски его с отрядом военный моряк Дж. М. Дайот пересек Центральную Бразилию по маршруту Фосета до реки Шингу через наименее изученную область, а по Шингу спустился к Амазонке. Он не нашел следов погибших путешественников, но стер одно из крупнейших «белых пятен» на карте Южной Америки.


Просмотров: 571