ОТКРЫТИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ ВНУТРЕННИХ ОБЛАСТЕЙ АЗИИ

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Исследования С. В. Обручевым Колымско-Индигирского края, Чукотская летная экспедиция 1932—1933 гг. и открытие Анадырского плоскогорья, Завершение открытия Памира, Завершение открытия Тянь-Шаня, Восхождение на Эверест

ОТКРЫТИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ ВНУТРЕННИХ ОБЛАСТЕЙ АЗИИ

Расширение для заработка в браузере без вложений

Исследования С. В. Обручевым Колымско-Индигирского края

В 1926 г. геолог Сергей Владимирович Обручев (сын академика В. А. Обручева) предпринял экспедицию для исследования бассейна реки Индигирки.
   С. Обручев с 11 спутниками вышел на лошадях из Якутска в середине июня на востоко-северо-восток, пересек Алдан и перевалил Верхоянский хребет в верховьях реки Менкюле (системы Алдана). При этом С. Обручев установил, что этот хребет состоит из четырех горных цепей (а не одной, как считали ранее), и каждому хребту дал название: Окраинный, Скалистый, Главный и Брюнгядинские горы. Затем экспедиция спустилась в долину мало исследованной Индигирки близ устья реки Эльги, пройдя несколько северо-восточнее маршрута Черского.
   1 августа С. Обручев начал сплав по Индигирке в лодках и проследил ее течение от места впадения Эльги до Индигирских порогов. Он установил, что вместо низменности, показанной на прежних картах, по обоим берегам реки на большом расстоянии протягиваются «громадные горы с пятнами снега на вершинах высотой не менее чем две тысячи метров». Сопоставив это с геологическими данными и с наблюдениями Черского, С. Обручев правильно заключил, что он продолжил и завершил открытие большой горной системы, начатое Черским, и справедливо назвал ее именем первооткрывателя — хребтом Черского.
   Пороги Индигирки нельзя было пройти в это время года; поэтому С. Обручев поднялся по ее левому притоку Иньяли до ее верховий и, обойдя с запада пороги, вернулся на Индигирку; по ней он достиг реки Сюрюктях и установил ее размеры и направление течения. В сентябре С. Обручев вверх по Индигирке добрался до селения Оймякон. Здесь С. Обручев, сопоставив свои метеорологические наблюдения с данными М. М. Геденштрома, исследовавшего Восточную Сибирь в первой четверти XIX в., выяснил, что «полюсом холода» с не меньшими правами, чем Верхоянск, может считаться Оймякон. В конце ноября экспедиция двинулась в обратный путь через отроги Верхоянского хребта и 24 декабря 1926 г. прибыла в Якутск.
   Через три года С. Обручев продолжил изучение северо-востока Сибири. В 1929 г. он организовал новую экспедицию для исследования бассейна реки Колымы. К началу весны 1929 г. он прошел зимним путем из Якутска до Оймякона, куда прибыл 4 мая. Отсюда путь его лежал к истокам реки Колымы (около 2600 км), тогда почти совершенно не исследованной. Перевалив хребет Тас-Кыстабыт (открытый И. Черским в 1891 г.), С. Обручев достиг реки Аян-Юрях (левой составляющей Колыму). Отсюда он начал сплав на лодке до места слияния Аян-Юряха с Кулу (правой составляющей Колыму); преодолев Большие Колымскиепороги, С. Обручев спустился по Колыме до устья рекиОмолон, проследив, таким образом, почти все течение Колымы (кроме ее низовьев, ниже устья Омолона). 20 сентября из-за наступления зимы он двинулся обратно и прибыл в Средне-Колымск, где остановился на зимовку.
   В феврале 1930" г. по зимнему пути С. Обручев прошел вверх по Колыме до устья реки Ко р ко до н и двинулся по долине этого притока Колымы на восток. В конце марта в верховьях Коркодона С. Обручев открыл невысокие горы, назвав их Конгинскими, перевалил .их (у 63°40' с. ш. и 158°45' в. д.) и достиг верховий реки Омолон. Он завершил, таким образом, пересечение с северо-запада на юго-восток обширного плоскогорья, названного им Юкагирским.
   После ледостава, 9 июня, С. Обручев начал сплав вниз по Омолону, проследил все его течение до впадения в Колыму и 12 июня 1930 г. вышел на Колыму, завершив тем самым обследование Юкагирского плоскогорья. Затем он спустился по Колыме до моря и закончил, таким образом, изучение всего течения реки до устья. Из Нижне-Колымска на пароходе «Колыма» С. Обручев перешел через Берингов пролив во Владивосток.
   По материалам экспедиций 1926 и 1929—1930 гг. С. Обручев установил в общих чертах рельеф огромного Колымско-Индигирского края, определил и проследил направление его главнейших речных артерий. Он описал край в работе «Колымско-Индигирский край. Географический и геологический очерк» (1931 г.), а свое путешествие — в книге «В неведомых горах Якутии...»

Чукотская летная экспедиция 1932—1933 гг. и открытие Анадырского плоскогорья

Исследования С. Обручева в Колымско-Индигирском крае в 1926 и 1929— 1930 гг. не захватили огромной территории крайнего северо-востока Азии, площадью около 800 тыс. кв. км (Чукотский полуостров и прилегающие к нему материковые районы).
   Совершенно очевидно, что такую территорию нельзя было быстро исследовать старинными методами. Поэтому С. Обручев предложил использовать маршрутно-визуальную съемку с самолета. С воздуха вдоль линии полета, точно проложенной на карте, зарисовывалась полоса местности шириной до 50 км. В 1932 г. подготовительными полетами было исследовано побережье северо-востока Азии; сделано несколько пересечений Чукотского полуострова и северной части Анадырской низменности.
   В следующем, 1933 г. с самолета тем же методом была заснята площадь в 375 ООО кв. км, причем С. Обручев с воздуха проследил между параллелями 63—67° с. ш. и меридианами 173—176° в. д. два хребта — Рарыткин и Пекульней и открыл обширное лавовое плоскогорье, названное Анадырским. Так выяснилась общая схема рельефа.
   Во время этих полетов С. Обручев открыл небольшой висячий ледник, «первый на северо-востоке Азии», и установил, что вершины с отметкой 2799 л, считавшейся ранее высшей точкой северо-востока Азии, не существует.
   Открытие Баджальского хребта и горноледникового района на северо-востоке СССР Исследования междуречья Амгунь — нижний Амур привели к крупным открытиям. В 1936—1937 гг. в этом междуречье, западнее города Комсомольска, проводились геодезические и аэросъемочные работы. В результате их были открыты следующие горные хребты: Мяочан — с вершиной 1562л, к юго-западу от него Джаки-Унахта-Якбыяна — с вершиной 1658 м, а за ними самый мощный из трех —Баджальский хребет с несколькими вершинами более 2 тыс. м, в том числе высочайшая — 2640 м. Этот хребет, простирающийся от озера Эворон на юго-запад на протяжении около 250 км, является водоразделом между бассейнами Амгуни и левыми притоками Амура от Урми-Тунгуски на юго-западе до Горина на северо-востоке.
   До 30-х годов XX в. вопрос об оледенении Колымско-Индигирского края был дискуссионным; многие ученые отрицали наличие какого бы то ни было оледенения в этом крае. Однако здесь были открыты крупные горно-ледниковые районы, стоящие на четвертом месте в СССР по размерам оледенения (после Средней Азии, Кавказа и Алтая).
   В 1939 г. геолог В. К. Лежоев обнаружил в горах Сунтар-Хаята, с вершинами, поднимающимися выше 2900 м, в верховьях Индигирки, Юдомы и Охоты (у 62° с. ш.), ледники длиной 1,5—4 км. Этим было положено начало открытию самого крупного оледенения Колымско-Индигирского края. Исследование этого оледенения было продолжено во время Великой Отечественной войны и завершено уже в послевоенные годы.

Завершение открытия Памира

Николай Леопольдович Корженевский с 10-х годов XX в. несколько раз посещал Памир и открыл на его северо-западной окраине, на 39° с. ш. и 72° в. д., высокий пик, названный им — в честь его жены и помощницы — пиком Корженевской (7105 м). В 1926 г. он сделал более важное открытие: обнаружил в том же северо-западном Памире новый, короткий, но очень высокий хребет Академии Наук, почти перпендикулярный близко подходящему к нему хребту Петра Первого. Особенностью нового хребта являлось его меридиональное направление — отличное почти от всех остальных, известных в то время хребтов Советского Памира, имеющих широтное направление. Хребет Академии по позднейшим исследованиям оказался самым мощным центром оледенения в Советском Союзе (кроме больших архипелагов Северного Ледовитого океана). Именно в нем берут начало крупнейший ледник Федченко (77 км) и ряд других в 20—36 км.
   В 1928 г. на исследование Памира направилась Памирская экспедиция Академии наук СССР, и только с этого времени началось планомерное изучение комплексными экспедициями «Крыши мира». В хребте Академии открыта была его вершина, оказавшаяся высшей точкой СССР, — пик Сталина (7495 м). Восточнее хребта Академии открыт был другой меридиональный хребет — Зулумарт и ряд вершин с высотами, близкими к 7 тыс. м.
   В 1933 г. на пик Сталина совершил восхождение участник Памиро-Таджикской экспедиции Академии наук Е. М. Абалаков.

Завершение открытия Тянь-Шаня

В 1938 г. советский ученый-альпинист Август Андреевич Летавет, вернувшись из Центрального Тянь-Шаня, сообщил, что к югу от пика Хан-Тенгри (6995 м), который считался высшей точкой всего Тянь-Шаня, участники его экспедиции поднимались на склоны вершины, которая «по своей высоте вполне может спорить с Хан-Тенгри».
   Этот высокогорный малодоступный район, который П. П. Семенов-Тян-Шанский, впервые его посетивший в 1857 г., назвал «ледяным морем», был и через восемьдесят лет еще далеко не достаточно изучен. Для ликвидации этого «белого пятна» площадью приблизительно в 8 тыс. кв. км была организована в 1943 г. советская военно-топографическая экспедиция. В нее входили две специализированные группы геодезистов, которым была придана летная группа — для аэрофотосъемки.
   Геодезисты приступили к полевым работам на месте в начале июля 1943 г. и закончили съемку обследуемого высокогорного района в ноябре. Они выявили вполне отчетливую схему расположения горных хребтов-лучей, посылаемых во все стороны горным узлом — массивом Хан-Тенгри. Обработка материалов съемки, законченная весной 1944 г., дала неожиданные для географов результаты. Оказалось, что та вершина, относительно которой сообщал в 1938 г. А. А. Летавет, не только «вполне может спорить с Хан-Тенгри», но поднимается выше его почти на полкилометра.
   Так открыт был пик Победы с отметкой 7439 м над уровнем моря — высочайшая вершина всего Тянь-Шаня, вторая по высоте в СССР. Он поднимается в северо-восточной части хребта Кокшаа л-Т а у, в 20 км южнее Хан-Тенгри. Со склонов его спускаются мощные ледники, питающие горные реки системы Аксу-Тарима.

Восхождение на Эверест

В середине XIX в. индо-британские разведчики стали интенсивно изучать Гималаи и Каракорум, так как за ними лежала Центральная Азия — объект вожделений английских империалистов.
   В гималайских экспедициях, руководимых военными разведчиками, принимали участие топографы, прошедшие специальную альпинистскую подготовку. Они совершили десятки попыток восхождения на различные вершины Гималаев и Каракорума и засекли несколько вершин, в том числе Пик XV, у 28° с.ш. на границе Непала и Тибета. Обработка их материалов, завершенная к концу 1856 г., выявила ряд вершин порядка 7—8 и более тысяч метров. Из них Пик XV оказался высочайшим на Земле — 8840 м (по позднейшим более точным определениям — 8882 м). Начальник топографического управления Индии, Эндрю Во назвал этот пик Эверест — в честь Джорджа Эвереста, руководившего триангуляционными работами в Индии в 1830 — 1843 гг. Ошибочно пик Эверест был отождествлен с пиком Гауризанкар (7144 м); только в 1913 г. доказано, что Эверест лежит на 60 км восточнее и что его местное название Джомолунгма (или Чомолунгма).
   Во 2-й половине XIX в. в Гималаях было проведено около 20 экспедиций с целью исследования величайших массивов и восхождения на их вершины. В 1-й половине XX в. было уже около 80 экспедиций, большей частью английских, по заданиям военной разведки (съемка высокогорных границ между СССР и Китаем, включая Тибет, с севера, Индией и Непалом — с юга).
   Непал был тогда закрыт для иностранцев, и все попытки «штурмовать» Эверест делались с севера, со стороны Тибета. В XIX в. никто не мог подняться до 8 тыс. м. Только в XX в. английская экспедиция достигла (в 1922 г.) 8326 м, но при этом семь носильщиков и проводников из тибетского племени шерпа были погребены под лавиной. В 1924 г. англичанин Э. Ф. Нортон поднялся до 8572 м, но тогда же, на другом пути и, вероятно, на большей высоте бесследно погибли два участника экспедиции Нортона — Меллори и Эрвин. В 30-х годах удалось составить точную и подробную карту района Эвереста и «покорить» десятки вершин ниже 8 тыс. м.
   С 1950 г. начались попытки восхождения на Эверест с юга, со стороны Непала, открывшего свои границы. Английские экспедиции под руководством Эрика Шиптона 1951 — 1952 гг., в которых участвовал новозеландский альпинист Эдмунд Хиллари, не добились значительных успехов, но франко-швейцарская экспедиция 1952 г. достигла большего. Ее руководитель, Раймон Ламбер и «Тигр снегов» — опытнейший альпинист—шерпа Тенсинг, работавший носильщиком и проводником в Гималаях с 1935 г., поднялись до 8600 м. Они доказали, что южный подъем на Эверест доступнее северного и что до 8500 м возможен подъем без кислородных аппаратов. Сами швейцарцы объясняли свой успех незаменимым содействием шерп и тем, что «на Гималаях каждая экспедиция становится, так сказать, на плечи предшествующей» (Ламбер). С шерпами они обращались «как с друзьями, а не как со слугами», и Тенсинг позднее подчеркивал в своей книге: «Швейцарцы и французы относились к шерпам, как к вполне равным, не делали никакого различия ни в пище, ни в одежде, ни в снаряжении; не то, что британцы». В следующем же году британская экспедиция Джона Ханта, «вставши на плечи» швейцарской экспедиции, приступила к «покорению» Эвереста, завершившемуся победой. Виднейшую роль при этом сыграл Тенсинг, для которого эта гималайская альпинистская экспедиция была по счету двенадцатой.
   Основной высокогорной базой экспедиции была высота 7900 м, куда в мае 1953 г. были доставлены продукты и снаряжение. 25 мая первая пара альпинистов (Том Бурдильон и Чарлз Эванс) поднялась до 8748 м, но обессиленные, отступили, оставив там запас кислорода. 28 мая пять человек во главе с Хантом поднялись до 8500 м и там остались на ночь. 29 мая в 6 час. 30 мин. утра Тенсинг и Хиллари начали «штурм» вершины Джомолунгмы — Эвереста. В 11 час. 30 мин. они достигли высшей точки Земли. Тенсинг водрузил на вершине три флага, Хиллари сделал ряд снимков. Через четверть часа они начали спуск и еще через пять часов, изнемогающие, но счастливые, вернулись в основной лагерь, на высоту 7900 м. Вторая по высоте вершина Земли — Чогори (8611 м), у 36° с. ш. в хребте Каракорум. Ее с другими вершинами 7—8 тыс. м засекли в 1861 г. индо-британские топографы Тюилье и Генри Годуин-Остен. [Неанглийских картах Чогори называется К-2 (Каракорум-2) или Годуин-Остен.] В 1954 г. на ее вершину поднялась итальянская экспедиция под руководством геолога А. Дезьо.


Просмотров: 988