НЕВЕЛЬСКОЙ. ИССЛЕДОВАНИЕ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ К РОССИИ АМУРСКОГО КРАЯ И ПРИМОРЬЯ

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Предшественники Невельского, Открытие судоходного пролива Невельского, Амурская экспедиция Невельского и присоединение Амурского края и Приморья к России

НЕВЕЛЬСКОЙ. ИССЛЕДОВАНИЕ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ К РОССИИ АМУРСКОГО КРАЯ И ПРИМОРЬЯ

Расширение для заработка в браузере без вложений


                                                  Предшественники Невельского

После возвращения Крузенштерна из кругосветного плавания, ошибочное мнение о том, что Сахалин — полуостров, связанный с материком перешейком севернее залива Де-Кастри (открытого Лаперузом), прочно утвердилось в петербургских официальных кругах. Там считали также, что устье Амура не судоходно. С этим мнением, однако, не могли согласиться вдумчивые морские офицеры, которые изучали старинные русские описания и карты, удостоверявшие, что Сахалин — остров. Что касается моряков-практиков, живших на Дальнем Востоке и плававших в южной части Охотского моря, то для них этого вопроса не существовало.
 В 1820—1825 гг. на китайском берегу Амура жил беглый русский ссыльный Гурий Васильев. Летом 1826 г. он решил вернуться на родину, спустился вниз по Амуру до устья, вышел на лодке в Амурский лиман и несколько дней шел морем на юг вдоль берега. Зимовал он среди гиляков (нивхов). В 1827 г. Васильев пошел на север, миновал устье Амура и, следуя вдоль берега в северо-западном и западном направлениях, подошел к Тугурскому полуострову. Он провел там вторую зимовку, а весной 1828 г. проехал на собаках в Удский острог и там рассказал о своем плавании.
  В следующем году начал свою работу по описи берегов и островов Охотского моря в районе Тугурского залива перешедший на службу Российско-американской компании штурман Прокопий Тарасович Козьмин, до этого дважды обогнувший земной шар. Между прочим, описывая Шантарские острова, он открыл к востоку от Большого Шантара два неизвестных ранее небольших острова — Прокофьева и Кусова. В Удском остроге Козьмин слышал от местных жителей о рассказах Гурия Васильева и даже разработал проект исследования устья Амура и представил его правлению компании. Начиная с 1832 г. Козьмин жил в Кронштадте, плавал в Балтийском море и имел, следовательно, постоянное общение с балтийскими морскими офицерами. Таким образом, к старинным известиям о том, что Сахалин — остров, присоединялись свежие известия современников, дальневосточных моряков.

                                    Открытие судоходного пролива Невельского

В 30-х годах XIX в. на Балтийском флоте служил молодой офицер Геннадий Иванович Невельской. Окончив офицерские классы в 1836 г., он мог сделать блестящую карьеру, но через десять лет по собственному желанию (заинтересованный рассказами о Сахалине и Амуре) был назначен командиром транспорта «Байкал», направлявшегося с грузом на Камчатку. Перейдя на транспорте из Кронштадта вокруг мыса Горн в Петропавловск и сдав там груз, Невельской направился к северному входу в Амурский лиман. В конце июня у мыса Головачева Невельской начал изучение лимана, хотя знал о резолюции Николая I на рапорте Ф. П. Врангеля (в то время правителя Российско-американской компании), что устье Амура доступно лишь для мелкосидящих шлюпок: «Весьма сожалею, вопрос об Амуре, как реке бесполезной, оставить».
  Невельской послал на изыскания два отряда; один из них под командой Петра Васильевича Казакевича, продвигаясь на шлюпках на юго-запад, вдоль берега материка и делая промеры, дошел до устья Амура. Сам Невельской на трех шлюпках и байдарке обошел устье Амура, делая все время промеры; затем он спустился к югу до самой узкой части лимана и установил, что Сахалин отделен от материка узким (7,4 км) проливом (позже он был назван проливом Невельского). Пройдя еще дальше к югу (за мыс Сущева), Невельской достиг самой северной точки маршрута Лаперуза. Так было окончательно доказано, что Сахалин—остров, отделенный от материка судоходным проливом.
  Вернувшись на «Байкал», Невельской в августе 1849 г. описал заливы Счастья и Николая, перешел в Аян, а в сентябре прибыл в Охотск. Сдав транспорт, Невельской через Сибирь вернулся в Петербург, завершив, таким образом, кругосветное путешествие.

Амурская экспедиция Невельского и присоединение Амурского края и Приморья к России

В ноябре 1850 г. Невельской был назначен начальником экспедиции с заданием организовать пост «в заливе Счастья или в какой-либо местности на юго-западном берегу Охотского моря» для торговли с гиляками (нивхами). Добравшись через Сибирь до Охотского моря, Невельской в конце июня основал зимовье Петровское у северного входа в Амурский лиман, на Петровской косе, отделяющей залив Счастья от Сахалинского залива. Это зимовье стало одной из основных баз Амурской экспедиции. Установив, что залив Счастья неудобен для зимовки судов, Невельской на шлюпке перешел в устье Амура, выбрал там для зимовки мыс, отправился вверх по Амуру для его изучения и прошел на шлюпках более 100 км. Вернувшись на мыс, Невельской 1 августа 1850 г. основал там Николаевский пост (теперь город Николаевск-на-Амуре), поднял русский флаг и объявил российским владением весь Приамурский край «до корейской границы с островом Сахалином». Ввиду важности этих областей для России, Невельской на свой страх и риск начал их изучение и освоение. Для этой цели он посылал своих помощников в различные районы огромного края. Невельской хорошо умел угадывать нужных для исследовательской работы людей и давал им самые ответственные поручения.
  В 1851 г. в Амурскую экспедицию был переведен из Петербурга двадцатилетний лейтенант Николай Константинович Бошняк. Невельской сразу же назначил его начальником Николаевского поста, а в феврале — марте 1852 г. послал его — «мечтателя и дитя» — исследовать Сахалин. Бошняк прошел на собаках и пешком западное побережье острова от пролива Невельского до реки Д у э, где открыл месторождение каменного угля; перейдя на восточное побережье Сахалина, он открыл реку Т ы м ь и проследил все ее течение. «Ему даны были нарта собак, дней на 35 сухарей, чаю да сахару, маленький ручной компас и вместе с крестом Невельского ободрение: «если есть сухарь, чтобы утолить голод, и кружка воды напиться, то с божией помощью дело делать еще возможно». Проехавшись до Тыми, до восточного берега и обратно, он кое-как добрался до западного берега, весь ободранный, голодный, с нарывами на ногах. Собаки отказывались итти дальше, так как были голодны... Сухарей не было... нога болела страшно. В исследованиях Бошняка самое интересное, конечно, личность самого исследователя, его молодость — ему шел только 21-й год, и его беззаветная геройская преданность делу...».
  В апреле — июне 1852 г. Бошняк обследовал низовья Амура, в конце 1852 г. — бассейн реки Амгунь до ее верховий и открыл Буреинский хребет, а на обратном пути — озера Чукчагирское и Эворон. В марте 1853 г., пройдя на шлюпке весь западный берег Татарского пролива, Бошняк открыл прекрасную гавань Хаджи (теперь Советская Гавань) и поднял там русский флаг. В июне он вернулся на шлюпке в Николаевск. Зиму 1853/54 г. он провел в очень тяжелых условиях в гавани Хаджи.
  Другой помощник Невельского, пожилой штурман Дмитрий Иванович Орлов, ранее совершивший кругосветное плавание на шлюпе «Сенявин» под командой Литке, часто затем путешествовал на службе Российско-американ-ской компании по торговым делам по Охотскому краю и хорошо изучил быт коренного населения. В августе 1849 г. он был послан на байдарке из Аяна в Сахалинский залив навстречу Невельскому, и после этого выполнял только его задания. Орлов исследовал низовья Амура и нижний бассейн Амгуни; он открыл там ряд озер — Чля, Орель и другие, и водораздельные хребты. между системой Амура иреками Тугур и Уда. В 1853 г. Орлов на байдарке описал юго-западный берег Сахалина между 49 и 47° 30' с. ш. и юго-восточный берег — между 48 и 46° 50' с. ш. И в том же году Невельской поднял русский флаг на южном Сахалине.
  Штурман Николай Васильевич Рудановский по заданиям Невельского осенью и зимой 1853 г. впервые подробно описал все побережье залива Анива (южный Сахалин), а в начале 1854 г. юго-западный берег Сахалина к югу от 47° 30' с. ш., причем открыл залив Невельского. Рудановский составил первую точную карту южного Сахалина.
  Таким образом, усилиями и самоотверженным трудом участников Амурской экспедиции, руководимых Невельским, была исследована обширная территория Приамурья, Сахалин и Татарский пролив; на обоих его берегах, как и в 
низовьях Амура, был поднят русский флаг.






                                                                                   


Просмотров: 692