ПЕРВОЕ КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ КУКА. ЗАВЕРШЕНИЕ ОТКРЫТИЯ НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ И ОТКРЫТИЕ ВОСТОЧНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ АВСТРАЛИИ

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Биографические данные о Джемсе Куке, Организация и цели английской тихоокеанской экспедиции, Первые открытия Кука в Южной Полинезии, Завершение открытия Новой Зеландии, Открытие восточного побережья Австралии

ПЕРВОЕ КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ КУКА. ЗАВЕРШЕНИЕ ОТКРЫТИЯ НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ И ОТКРЫТИЕ ВОСТОЧНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ АВСТРАЛИИ

Расширение для заработка в браузере без вложений




                                 Биографические данные о Джемсе Куке

Джемс Кук родился в 1728 г. в деревушке Северного Йоркшира, в 10— 15 км от моря. Отец его был батраком; из очень бедной семьи вышла и мать Джемса; он был девятым ребенком в семье. Когда мальчику исполнилось семь лет, он стал батрачить вместе с отцом. Только тринадцати лет он начал посещать сельскую школу, где научился читать и писать и ознакомился с начатками арифметики и счетоводства. Семнадцати лет Джемс поступил учеником на четыре года к торговцу, жившему в крупном рыбачьем приморском поселке, в районе порта Уитби, где впервые увидел море. За 2,5 года до окончания срока «обучения» он поссорился с хозяином, ушел в Уитби и записался там учеником на три года на парусное судно, перевозившее каменный уголь из Ньюкасла (северо-восточная Англия) в Лондон. С июля 1746 г. начался морской стаж Кука. Через два года хозяева перевели его на другое судно (угольщик), также предназначенное для перевозки угля. Судно оказалось прекрасной конструкции, и с этого времени молодой Кук стал высоко ценить специальные качества угольщиков. И позднее, проверив эти качества во время первого кругосветного плавания, Кук считал, что угольщики пригодны для дальних многолетних плаваний в неизведанных водах больше любых других судов.
  Учеником Кук ходил не только в британские порты, но и в Голландию и Норвегию. Отслужив три года учеником, Кук два года плавал матросом у другого хозяина в порты Балтийского моря, в частности в Петербург. В 1752 г. прежний хозяин предложил ему место помощника капитана на одном из своих кораблей, и Кук был на этой службе до 1755 г. включительно.
  В начале Семилетней войны Кук «после зрелого размышления» записался добровольцем в английский военный флот: у него «появилось желание испытать свое счастье на этом пути». Его зачислили на военный корабль, командиром которого был Хью Паллисер. Тот обратил внимание на добровольца, оказавшегося опытным моряком. При его содействии через три года Кук получил первый офицерский чин и был отправлен в Канаду для военных действий против французов на реке Св. Лаврентия. Там Кук успешно выполнил ответственное задание: работая только в ночное время, чтобы не попасть под огонь французских батарей, он произвел промеры фарватера реки от Квебека до устья и составил точную карту, причем подвергался серьезной опасности быть убитым или попасть в плен к индейцам — союзникам французов.
  Военные действия в Канаде закончились победой англичан. Корабль, на который Кук был назначен штурманом, без дела стоял всю зиму 1759/60 г. в порту Галифакс. В первый раз в жизни Кук, которому тогда было больше 30 лет, имел досуг, и он воспользовался им, чтобы подучиться, и занялся элементарной геометрией и астрономией. Руководства были скверные, руководителей у Кука не было, и все же он осилил оба предмета. Объем его знаний был невелик, но знания были твердые. Как видно из позднейших дневников и других личных записей Кука, ум у него был холодный, логический и пытливый, наблюдательность большая, рассуждение — стройное. Из множества наблюдений он умел отобрать факты существенные, сопоставлял и противопоставлял их и приходил к выводам, которые в большинстве случаев делают честь его проницательности.
  Осенью 1762 г. Кук получил задание — произвести подробную опись залива Пласеншия (на юго-востоке Ньюфаундленда). Это задание было так хорошо выполнено, что губернатор'Ньюфаундленда поручил способному штурману обследовать условия навигации между Ньюфаундлендом и Лабрадором.
  В начале 1764 г. Кук получил должность старшего гидрографа Ньюфаундленда и Лабрадора, под начальством его прежнего командира Паллисера, назначенного губернатором Ньюфаундленда. Кук продолжал съемку берегов Ньюфаундленда, исследовал также внутренние области острова и там открыл и нанес на точные карты несколько крупных озер. Кук работал на Ньюфаундленде до 1767 г., но с перерывом: в 1765 г. он был командирован на Ямайку, а оттуда послан на работу по составлению лоции Гондурасского залива.

                 Организация и цели английской тихоокеанской экспедиции

В 1768 г. Британское адмиралтейство приступило к организации тихоокеанской экспедиции в южное полушарие. Поводом для нее была «польза наблюдения за прохождением планеты Венеры через солнечный диск, 3 июня 1769 г.». Во время подготовки к экспедиции вернулся из кругосветного плавания Уоллис, вторично открывший Таити, и этот остров адмиралтейство сочло наиболее удобным для выполнения намеченной работы.
  «...Наблюдение над прохождением Венеры было лишь ширмой для плавания, конкретной целью которого было открытие южного континента и присоединение новых территорий к Британской империи» (Бейкер). Это правильное указание компетентного английского историка открытий подтверждается спором о кандидатуре начальника экспедиции — между ученым «Королевским обществом» и адмиралтейством. Общество предложило поставить во главе экспедиции ученого моряка Александра Далримпла, считавшегося крупнейшим английским специалистом по географии «Южного моря». Но у общества не было своих средств, а адмиралтейство, ассигновавшее нужные средства, вовсе не собиралось ограничить задачи экспедиции астрономическими наблюдениями.
  После Семилетней войны Англия господствовала на атлантических путях и заняла прочные позиции на Индийском океане. Но Франция не считала еще себя окончательно побежденной на море. Оставался ещё Тихий океан, в южной части которого предполагался обширный материк, Тегга Аиз1гаПз, частью которого считалась «Земля Штатов» (Новая Зеландия) Тасмана. Английское правительство было встревожено тем, что в 1767 г. француз Бугенвиль был отправлен во главе большой экспедиции в Тихий океан. Снова начали проявлять активность на Тихом океане и испанцы, союзники французов во время Семилетней войны. В первую очередь адмиралтейство стремилось воспрепятствовать захвату новых земель другими морскими державами и создать на тихоокеанских путях английские опорные пункты и базы с тем, чтобы затем установить британский контроль и над этим океаном. Несомненно, известную роль играли также надежды на открытие населенного Южного материка или других больших обитаемых земель в умеренной или даже тропической зоне Тихого океана. Там надеялись найти золото или некоторые виды сырья и продукты для сбыта в самой Англии или в странах, которые Англия снабжала «колониальными» товарами. А английские работорговцы, сильно влиявшие тогда на политику королевских министров, несомненно, рассчитывали на открытие таких «диких» территорий, где они могли бы беспрепятственно по дешевой цене или совсем бесплатно добывать партии рабов.
  Для адмиралтейства было совершенно очевидно, что начальником экспедиции, посланной для открытия новых земель в Южной Океании и для формального завладения этими землями, должен быть не ученый, вроде Далримпла, а опытный военный моряк. Речь шла сначала о разведке, для которой достаточно было послать только одно небольшое судно. Поэтому, когда Палли-сер и другие влиятельные люди, хорошо знавшие Кука, предложили его кандидатуру, она была принята. Останавливало только «низкое» происхождение Кука: сын батрака, простой матрос, выслужившийся к сорока годам до чина лейтенанта, должен был командовать офицерами — «джентльменами». Но победили практические соображения. Кук не ставил адмиралтейству никаких условий. Он обладал всеми качествами, необходимыми для такой экспедиции: плавал в холодных, умеренных и тропических водах, плавал у берегов исследованных и малоисследованных земель, был не только морским офицером, но и гидрографом, топографом и даже астрономом-практиком. И он сверх того без всяких возражений согласился отправиться в такое далекое и опасное плавание не на большом военном или торговом корабле, а на обыкновенном, небольшом грузовом судне, которое сами господа из адмиралтейства вряд ли тогда считали вполне подходящим для этой цели. Впрочем, Кук, как выше указывалось, считал угольщик наиболее подходящим судном для многолетнего плавания, а для открытий, то есть для плавания в неведомых водах, более пригодно было небольшое судно.
  Кук сам выбрал на Темзе парусное трехмачтовое судно — барк «Эндевор» («Попытка») — 370 т. Экипаж «Эндевора» состоял из 84 человек. В экспедицию отправилось также несколько ученых: Чарлз Грин, астроном, на которого официально было возложено поручение наблюдать на Таити за прохождением Венеры через диск солнца; Джозеф Банкс — молодой, очень богатый человек, впоследствии основатель Британского Африканского общества и председатель Королевского общества, путешествовавший за свой счет с целой свитой, состоявшей из его личного секретаря, двух рисовальщиков и четырех слуг; шведский натуралист Даниель Карл Соландер, служивший в то время библиотекарем в Британском музее (адмиралтейство не отпустило средств на его содержание и, по некоторым источникам, платил ему также Банкс). «Эндевор» был снабжен продовольствием на полтора года и вооружен 22 пушками.

                                 Первые открытия Кука в Южной Полинезии

30 июля 1768 г. «Эндевор» вышел из устья Темзы. Путь его шел через острова Зеленого мыса. 25 октября 1768 г. Кук впервые пересек экватор и 13 ноября прибыл в Рио-де-Жанейро. 8 декабря он отплыл к югу.
  14 января 1769 г. в середине лета южного полушария, у юго-восточной оконечности Огненной Земли, Кук, застигнутый сильной бурей, укрылся в небольшой гавани. Там он и его спутники высаживались на берег, где впервые встретились с огнеземельцами. С этого момента дневники участников экспедиции начинают заполняться записями о внешнем виде, поведении и образе жизни островитян, почти или совершенно нетронутых европейской культурой. Такие записи представляют очень ценный материал для историков первобытной культуры так же, как и для историков капитализма. Англичане эпохи промышленного переворота, высаживаясь на берег, многократно сталкивались то в дружественной, то в нейтральной, то во враждебной обстановке с различными племенами, стоявшими на гораздо более низких ступенях культуры. Кук и его спутники превратились в настоящих этнографов: они собирали материалы о культуре отсталых народов, непосредственно наблюдая первобытное общество. И они не ограничивались записями, но делали зарисовки и собирали вещевой материал —- орудия и оружие, одежду и обувь, домашнюю утварь, украшения, музыкальные инструменты, предметы религиозного культа и т. д. Конечно, за редкими исключениями, моряки собирали эти предметы вовсе не с научной целью, а из корыстных соображений. Сам Кук неоднократно отмечал, с какой поразительной жадностью его люди — «джентльмены» и простые матросы — производили меновую торговлю с островитянами, получая за гвоздь, железный крючок, тряпку, кусок битого стекла и т. п. различные «экзотические» предметы, которые они рассчитывали сбыть по высокой цене английским коллекционерам или выгодно обменять на другом острове.
  Однако Кук и его спутники были людьми своего века. Они не понимали и не могли понимать ни тех общественно-экономических формаций, которые им приходилось наблюдать в тихоокеанских странах, ни тех систем родства и форм семьи, которые там действительно существовали. Факты, сообщаемые ими, имеют большое значение для науки: но следует учитывать то обстоятельство, что эти факты собирались и, следовательно, отбирались людьми, зараженными научными и массовыми предрассудками капиталистического общества второй половины XVIII в. Они часто уделяли усиленное внимание маловажным деталям и не обращали внимания на существенные факты, характеризующие общественный уклад, форму семьи, систему родства островитян. Поэтому Кук, как человек очень умный, наблюдательный и, несомненно, свободный от религиозного ханжества, но и менее ученый, чем известнейшие из его спутников, имел перед ними большое преимущество: в одинаковых условиях он лучше видел и меньше искажал факты в угоду буржуазных просветительных теорий XVIII в. Не коснулся его, конечно, и модный тогда сентиментализм с его слащавой идеализацией естественной жизни на лоне «натуры». Записки Кука по простоте изложения и непосредственности выгодно отличаются даже от лучшего из описаний его плаваний, принадлежащего Георгу Форстеру (вторая экспедиция).
  20 января, когда буря утихла, Кук вышел из своей гавани-убежища, обогнул мыс Горн и вступил в Тихий океан. 13 апреля «Эндевор» бросил якорь у берега Таити. 3 июня 1769 г. при исключительно благоприятной погоде Грин произвел астрономические наблюдения над всеми фазами прохождения Венеры через диск солнца. 26 июня — 1 июля Кук вместе с Банксом на шлюпке обогнул весь остров Таити.
  13 июля Кук покинул Таити, взяв с собой смышленого полинезийца Тупию и его мальчика-слугу. Этот Тупия оказал во время плавания ценные услуги как переводчик и часто как посредник между англичанами и полинезийцами. По его указаниям Кук открыл 15—25 июля к северо-западу от Таити между 16—17° ю. ш. четыре небольших острова; так называемые Подветрен-н ы е. Он назвал эту группу островами Общества. Позднее к ней стали причислять расположенные далее к западу атоллы, затем Таити и острова, лежащие несколько южнее его (так называемые Наветренные). Некоторые из островов, перечисленных раньше, несомненно, посещались испанцами (в XVI—XVII вв.). От Подветренных островов, пользуясь указаниями Тупии, Кук прошел прямо на юг и 13 августа открыл у 23° ю. ш. небольшой остров Руруту — из цепи Тубуаи.

                                        Завершение открытия Новой Зеландии

Согласно инструкции Кук сначала искал Южный материк к югу от Таити между параллелями 35—40° ю. ш., где, насколько известно было англичанам, европейцы еще не плавали. Не найдя здесь и признаков земли, он повернул на запад. Пройдя в этих широтах более 2,5 тыс. км, «Эндевор» 8 октября 1769 г. у 39°30'ю. ш. и 177° в. д. подошел к какой-то не показанной на картах земле и бросил якорь в небольшой бухте (у южного берега залива Xокс). После долгих споров Кук, его офицеры и ученые спутники «более или менее сошлись на том, что открыли неведомый Южный материк — «Тегга australis incognita». Но следовало выяснить, связана ли вновь открытая суша с «Землей Штатов» Тасмана.
  Земля эта оказалась обитаемой воинственным народом — маорийцами, говорившими на языке, сходном с таитянским, так что Тупия мог с ними объясняться. Во время первой высадки на берег матросы, охранявшие шлюпку, стреляли в островитян, якобы напавших на них, и убили одного человека. Позднее Куку удалось установить сносные отношения с местными жителями. Он старался сдерживать своих людей, так как нуждался в том, чтобы туземцы доставляли экипажу свежую провизию и не мешали набирать воду и рубить лес.
  Кук обследовал соседние берега и убедился, что перед ним, во всяком случае, большая земля — остров или часть Южного материка. 17 октября он двинулся сначала к северо-востоку, а затем, за полуостровом Махия (у 39° ю. ш.),— в северном направлении. Следуя за извилинами береговой линии, он достиг 29 октября, у 37°40' ю. ш., мыса, за которым берег круто поворачивал на запад. Это была крайняя восточная оконечность открытой им земли. Кук назвал ее Восточным мысом (у 178°40' в. д.).
  В западном направлении Кук шел до 176° в. д., где берег, возле которого была разбросана цепь небольших островов, круто повернул на север, а затем на северо-запад. У 37° ю. ш. Кук высадил на берег Грина для наблюдения за планетой Меркурий. Во время астрономических наблюдений офицер охраны, увидев на молодом островитянине кусок ткани, очень ценившейся у таитян, предложил юноше мену, а когда тот отказался, выстрелом из мушкета убил его наповал. Офицер-убийца не понес никакого наказания. Напротив, из записи в дневнике Кука видно, что он считал виновным островитянина... так как тот отказался от мены. Правда, Кук не одобрял убийства, но из чисто практических соображений он считал, что наказание «немного слишком сурово... за такую пустячную вину», и не хотел вызывать озлобления островитян, с которыми, как он предполагал, ему еще не раз придется иметь дело.
  15 ноября 1769 г. Кук торжественно объявил о присоединении этой страны к британским владениям. Далее к северо-западу, 18 ноября, Кук открыл обширный залив Xаураки, на юге глубоко врезавшийся в сушу, а на севере огражденный от открытого океана «Барьерными островами» — Малым и Большим Барьером. 10 декабря за 35° ю. ш. горная страна сменилась бесплодной низменностью и вдоль этой низменной полосы Кук медленно шел до 16 декабря, когда обнаружил (у 34°20' ю. ш. и 173° в. д.) северную оконечность открытой им земли — Северный мыс. Но тождество этой земли с «Землей Штатов» Тасмана, Кук установил только 24 декабря, после того, как нашел несколько западнее мыс Марии Ван Димен, а к северу от него — острова Трех Царей (Три Кингс), о которых было известно по описаниям Тасмана.
  Кук обогнул северо-западный выступ «Земли Штатов» — полуостров Окленд и, следуя вдоль берега в южном направлении, 9 января 1770 г., в разгаре лета южного полушария, увидел за 39° ю. ш. на небольшом полуострове высокую гору с вершиной, покрытой снегом, Эгмонт (2517 м). Обогнув этот полуостров, Кук вошел, как ему сначала показалось, в очень широкий залив, но затем обнаружилось, что он на юге соединен узким проливом с открытым океаном. 8 февраля Кук вышел этим (Куковым) проливом к южной оконечности Северного острова Новой Зеландии и назвал ее мысом Паллисер. За этим мысом берег круто поворачивал к северо-востоку, к местности, уже исследованной Куком.
  Таким образом, северная часть «Земли Штатов» Тасмана оказалась не выступом Южного материка, а большим островом (несколько больше Ньюфаундленда, хорошо известного Куку ). Кук обошел Северный остров по направлению против движения часовой стрелки. Однако земля к югу от этого острова могла быть частью Южного материка. И Кук пошел к юго-западу вдоль восточного берега мнимого материка, но и эта часть «Земли Штатов» оказалась островом еще более крупным, чем Северный. Двигаясь по направлению часовой стрелки, Кук закончил обход Южного острова 27 марта 1770 г.
  Капитальным достижением было то, что Кук «закрыл» последний неизвестный материк, который еще надеялись найти в умеренной зоне южного полушария, и открыл огромный двойной остров Новую Зеландию — «антипод» Великобритании, уступающей ему по своей площади. При этом Кук описал на «Эндеворе» огромную восьмерку длиной свыше 4 тыс. км.

                                    Открытие восточного побережья Австралии

31 марта «Эндевор» двинулся от берегов Новой Зеландии на запад, к Ван-дименовой Земле, открытой Тасманом. 19 апреля 1770 г. увидели землю у 38° ю. ш. (Тасман коснулся Вандименовой Земли южнее, у 43° с. ш.). Страна казалась низменной и плоской и покрыта была лесом. Нашли гавань (у мыса Рам) и бросили якорь. Первых людей — темнокожих — в этом районе встретили только через неделю. Они стояли на гораздо более низкой ступени культуры, чем жители островов Общества и Новой Зеландии, ходили совершенно голыми и с полным равнодушием отнеслись к чужеземцам. Кук справедливо предполагал, что коснулся восточного берега Новой Голландии, но, не будучи еще в этом твердо уверен, повернул на север и пошел вдоль берега.
  6 мая перед англичанами открылась у 34° ю. ш. великолепная гавань, названная Куком заливом Ботани (Ботаническим); 13 мая у 31° ю. ш. увидели на берегу дым от многих костров, почему и назвали мыс в этом районе Смок и (Дымный); 15 мая достигли восточной оконечности новой земли, которую Кук назвал мысом Байрон.
  23 мая Кук открыл у 25° ю. ш. длинный Большой Песчаный остров (Грейт - Санди), за которым нашел залив (Херви). Отсюда берег повернул на северо-запад. 26 мая за южным тропиком вступили в береговые воды, очень опасные для плавания из-за бесчисленных коралловых рифов (полоса, окаймленная Большим Барьерным рифом). Большая часть этой опасной полосы была благополучно пройдена, но 22 июня у 16° ю. ш. «Эндевор» наскочил на риф и едва не потерпел крушение; пришлось выбросить за борт шесть пушек и значительную часть полезного груза, в том числе и припасов. К северу от места аварии нашли гавань (теперь порт Куктаун) и простояли там несколько недель, ремонтируя корабль, получивший большую пробоину. Пищи было достаточно, так как здесь оказались богатые рыбные угодья.
  4 августа «Эндевор» вышел в дальнейший путь. Десять дней Кук с величайшей осторожностью вел корабль в мелководной береговой полосе, усеянной рифами. 15 августа «Эндевор» снова чуть не погиб.
  21 августа у 10°,5 ю. ш. Кук увидел мыс и группу мелких островов, которые он назвал Йорк. На следующий день за ними открылся широкий Торресов пролив, ведущийна запад, в открытое море. Теперь уже не было сомнения, что пройденный берег — это восточный берег Новой Голландии, а мыс Йорк — его северная оконечность. На одном из островов Кук развернул английское знамя, объявил английским владением всю открытую им полосу — от 10 до 38° ю. ш. и назвал ее Новым Южным Уэльсом. Сообщение Торреса оказалось верным: Новая Гвинея была огромным островом, а не частью материка. И все-таки этот пролив англичане некоторое время называли Куковым, несмотря на то что об открытии Торреса они узнали еще до возвращения Кука из памфлета Далримпла, опубликованного в 1769 г.
  К 16 сентября Кук пересек Арафурское и Тиморское моря и достиг острова Роти (к юго-западу от Тимора). 2 октября он подошел к Яве. Там — в Батавии и у острова Принца, против западной оконечности Явы,— «Эндевор» находился до 15 января 1771 г., и за это время умерло 30 человек, в том числе таитянин Тупия и его слуга-мальчик, астроном Грин, судовой врач и боцман, между тем как за все время плавания в Тихом океане Кук потерял только одного человека. 15 марта 1771 г. «Эндевор» бросил якорь у мыса Доброй Надежды, где простоял месяц. А 12 июля 1771 г. Кук вернулся в Англию, совершив кругосветное плавание, продолжавшееся 2 года 9,5 месяца.


Просмотров: 1076