ОТКРЫТИЯ в АВСТРАЛИИ И ОКЕАНИИ С СЕРЕДИНЫ XVII ВЕКА ДО КУКА

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Английский пират Дампир и его открытия, Кругосветное плавание Роггевена и «тайна острова Пасхи», Первые поиски французами Южного материка: «мыс Обрезания» Буве, Кругосветные плавания Байрона, Уоллиса и Картерета, Первый французский кругосветный мореплаватель Бугенвиль и его открытия

ОТКРЫТИЯ в АВСТРАЛИИ И ОКЕАНИИ С СЕРЕДИНЫ XVII ВЕКА ДО КУКА

Расширение для заработка в браузере без вложений


                             Английский пират Дампир и его открытия

Уроженец Лондона Вильям Дампир был фигурой, характерной для той эпохи, когда Англия начала подчинять своему господству тропические моря. В юности он был юнгой и матросом на английском торговом судне, плавал в северной части Атлантического океана (до Ньюфаундленда) и в Индийском океане.
  В 1673 г. Дампир был завербован как наемный солдат в Вест-Индию, после отбытия срока найма служил на Ямайке, на плантации — надсмотрщиком над неграми-рабами, а затем стал лесозаготовщиком на юго-востоке полуострова Юкатан (нынешний Британский Гондурас). Оттуда он перебрался на остров Тортуга(у северо-западного берега Гаити), гнездо пиратов — английских «флибустьеров» и французских «буканьеров» — и вместе с ними совершал пиратские набеги на принадлежащие испанцам Антильские острова и карибские берега Центральной Америки.
  В 1683 г. Дампир с другими пиратами перешел через Атлантический океан в Гвинейский залив. Вероятно, спасаясь от преследования, пираты снова пересекли Атлантический океан теперь уже в юго-западном направлении и, обогнув мыс Горн, проникли в Тихий океан. Продвигаясь в северном направлении вдоль побережья американского материка, они несколько лет грабили принадлежавшие испанцам тихоокеанские порты Южной и Центральной Америки. Их базами временно стали острова Хуан-Фернандес и Галапагос. (Позднее, в XVIII в., нередко останавливались на этих островах и другие пираты.) Дампир при этом проявил себя не только как пират, но и ках выдающийся наблюдатель-географ и океанограф. Он собирал материалы для карт и описаний тихоокеанских берегов Испанской Америки и посещенных им тихоокеанских островов.
  Не решаясь возвращаться в Атлантический океан вокруг Южной Америки, где их могли сторожить испанские суда, пираты пересекли в западном направлении Тихий океан. Побывав на островах Марианских, Филиппинских и на Молукках, Дампир в начале 1688 г. достиг северо-западного берега Австралии у 16°30' ю. ш. (мыс Леве к), высадился там и проник довольно далеко в глубь страны, названной Землей Дампира (австралийский полуостров). Дампир не мог определить — остров ли это или часть материка, но выразил твердую уверенность, что в последнем случае.это не часть Азии. Новооткрытая страна произвела на него самое безотрадное впечатление. Там не росли ни хлебные злаки, ни плодовые деревья, ни овощи; он не нашел даже съедобных корней. Он утверждал, что не видел ни одного источника пресной воды и ни одного животного. Тем не менее он иногда встречал темнокожих туземцев — бродячих охотников, стоявших по уровню своей культуры ниже всех без исключения народов, уже знакомых европейцам: «...даже готтентоты казались джентльменами по сравнению с этими чернокожими». Они не имели жилищ, ходили совершенно голыми; это были «самые жалкие люди на свете, жители самой жалкой из всех земных стран».
  От этой удивительной и ужасной земли Дампир двинулся в Индонезию. Почти три года провел он в Южной Азии и, наконец, в 1691 г. вернулся в Лондон после многолетнего отсутствия, завершив таким образом кругосветное плавание. На родине он обработал свои материалы и в 1697 г. издал «Новое путешествие вокруг света». Бывший (и будущий) пират оказался незаурядным писателем.
  В 1699 г. Дампир, зачисленный в королевский флот, был назначен капитаном военного корабля «Робак» («Самец Косули») и отправлен исследовать Новую Голландию. Он намеревался обогнуть мыс Горн и прямо идти оттуда к Новой Голландии, чтобы наткнуться на ее восточное побережье (тогда еще совершенно не известное), но из-за свирепых ветров вынужден был повернуть на восток и пройти в Индийский океан мимо мыса Доброй Надежды.
  Дампир подошел к Западной Австралии, к заливу Шар к, в середине февраля 1700 г. Продвигаясь далее в северном и северо-восточном направлении, он произвел съемки берегового участка от 25 до 20°40' ю. ш. на протяжении более 800 км. На параллели 20°32' ю. ш. он открыл прибрежную группу небольших островов — архипелаг Дампира. Оттуда он перешел мимо острова Тимор к северо-западному выступу Новой Гвинеи. Пройдя открытым им проливом Дампира между этим выступом и островом Вайгео (у экватора), он повернул на восток.
  Так Дампир шел несколько южнее экватора в открытом море более полутора тысяч километров, до 150° в. д., пока не достиг северного выступа какой-то высокой земли. Ее берег тянулся далеко на юго-восток, и Дампир бегло проследил его на протяжении около 500 км. У мыса Сент-Джордж берег круто поворачивал на северо-запад. Дампир решил, что перед ним залив, и также назвал его Сент-Джордж (на самом деле — это южный вход в одноименный пролив). Продолжая от «залива» плавание на юго-запад и запад по направлению берега новооткрытой земли, на которой были видны высокие, покрытые лесом горы, Дампир прошел еще около 600 км, пока не увидел пролив, отделяющий эту землю от другой, лежащей к западу земли. Он счел последнюю за полуостров Новой Гвинеи (на самом деле — небольшой остров Умбой у северо-восточного выступа Новой Гвинеи).
  Дампир прошел на север, в Ново-Гвинейское море, проливом, также названным его именем, и вернулся к тому пункту новой земли, с которого начал ее исследование. Он назвал эту большую землю Новой Британией. Участок ее береговой линии, исследованный им (восточный и южный берега), превышал 1000 км. В действительности же он обошел берега группы островов (архипелаг Бисмарка), отделенных друг от друга узкими проливами. Название Новая Британия теперь сохранилось только за крупнейшим островом (36 600 кв. км).
  В Ново-Гвинейском море Дампир повернул на запад и через моря Индонезии, Индийский и Атлантический океаны вернулся в Англию. В 1705 г., командуя кораблем, он снова плавал в Тихом океане. В 1707 г. вышел в свет последний, третий том его «Путешествий вокруг света».
  В 1708—1711 гг. в качестве главного штурмана полувоенной, полупиратской экспедиции Роджера Вудса Дампир совершил свое второе кругосветное плавание. Вудс не сделал никакихоткрытий, но он написал очень занимательную книгу «Путешествия вокруг света от 1708 до 1711 г.», возможно, при участии Дампира и, несомненно, пользуясь материалами своего штурмана. Между прочим, в его книге содержался «Рассказ о том, как Александр Селкерк прожил в одиночестве четыре года и четыре месяца на необитаемом острове». Селкерк был после ссоры со своим капитаном (в 1704 г.) высажен на тогда необитаемый остров Хуа н-Ф е р-нандес ив 1709 г. подобран Вудсом. Селкерк был одет в козьи шкуры и так одичал, что почти разучился говорить. Под сильным влиянием книги Вудса и в меньшей мере книг Дампира находился Даниель Дефо, творчески переработавший рассказ об отшельнике острова Хуан-Фернандес и создавший «Робинзона Крузо»; под их влиянием находился и ряд других авторов.
  Велики были географические достижения Дампира. Однако он такими мрачными красками описал Новую Голландию, что исследование ее берегов было оставлено на много десятков лет. Только после открытия Куком восточного побережья Новой Голландии оказалось, что на этом материке есть и более приветливые области. А позднейшие исследователи нашли пригодные для скотоводства и даже для земледелия районы и на других берегах материка, но только не на том участке, который видел и описал Дампир.

           Кругосветное плавание Роггевена и «тайна острова Пасхи»

Кроме Нидерландской Ост-Индской компании, впервой четверти XVII в. (1621 г.) возникла Нидерландская Вест-Индская компания, монополизировавшая торговлю с Америкой. Организованные ею экспедиции, целью которых была подготовка очередного захвата, действовали либо на Атлантическом океане, его западных морях и Антильских островах, либо на материке Южной Америки. Единственная ее крупная тихоокеанская экспедиция, связанная с именем Якоба Роггевена, имела основной целью — поиски частей Южного материка в западном полушарии, которое Вест-Индская компания рассматривала как свое монопольное «поле эксплуатации».
  В 1721 г.Вест-Индская компания послала на поиски Южного материка большую экспедицию на трех кораблях под начальством Роггевена. Частью Южного материка считалась в первую очередь мифическая «Земля Д е в и с а», якобы открытая в 1687 г. английским пиратом Эдуардом Девисом в 700 милях к западу от Чили, в субтропической полосе Тихого океана.
  Обогнув мыс Горн в начале 1722 г., Роггевен взял курс на северо-запад и в апреле, в первый день христианской пасхи, в 1500 милях от чилийского берега открыл (27° ю. ш., 109°20' з. д.) одинокую гористую небольшую землю (около 160 кв. км), которую назвал островом Пасхи. Когда корабли Роггевена бросили якорь у восточного берега острова, моряков поразили стоящие близ берега колоссальные каменные статуи. При высадке голландцев на берег островитяне, стоявшие, казалось, на очень низкой ступени культуры, не оказали им никакого сопротивления. Тем не менее Роггевен, чтобы «запечатлеть в памяти островитян смертоносный эффект огнестрельного оружия» (выражение Джемса Кука), приказал расстрелять собравшуюся на берегу толпу безоружных людей. Ничего ценного голландцы у них не нашли; остров был очень беден, продуктов у местных жителей было мало; моряки насильно отобрали все, что нашли у них.
  При дальнейших поисках Южного материка в более низких широтах Роггевен усмотрел в тропической полосе между 14°40' и 15°50' ю. ш. и между 142—150° з. д. (по его определениям, конечно, очень не точным) несколько островов, по всей вероятности относящихся к архипелагу Туамоту. Там один из кораблей экспедиции потерпел крушение. На двух кораблях Роггевен двинулся дальше на запад и открыл восточную группу островов Самоа — Мануа и Тутуила, а может быть, и центральный остров Уполу . Цинга косила голландцев; Роггевен вынужден был поэтому спешить. Он отказался (правда, под давлением своих офицеров) от поисков земель, открытых испанскими экспедициями на рубеже XVI—XVII вв., несмотря на то, что эти земли все еще считались многими «сведущими» географами вероятными северными выступами Южного материка. Он взял курс на северный берег Новой Гвинеи, обогнул ее, пройдя мимо Новой Британии, и в середине декабря 1722 г. бросил якорь в гавани Батавии. Корабли его обветшали, да и людей у него оставалось недостаточно, чтобы управиться с двумя судами. Уцелевшие моряки на разных судах Нидерландской Ост-Индской компании вокруг мыса Доброй Надежды добрались на родину; среди них был и сам Роггевен, завершивший, такимобразом, в 1723 г. кругосветное плавание.
  Эта последняя крупная морская экспедиция, организованная голландцами, потерпела с точки зрения ее инициаторов полную неудачу: она стоила Вест-Индской компании очень больших средств и привела к потере всех трех кораблей, а результатом ее было открытие нескольких небольших островов с малочисленным и бедным населением, в том числе — Пасхи. Но именно открытие этого последнего острова, над жителями которого злобный мореплаватель учинил бессмысленную, ничем не вызванную бойню, прославило имя неудачника — Роггевена. Правда, Вест-Индская компания не сочла нужным опубликовать его «Дневник путешествия для открытий»: он был издан лишь в 1838 г., более чем через сто лет после смерти мореплавателя (1729 г.). Но спутнику его, немцу Карлу Фридриху Беренсу, наемному солдату на голландской службе, более посчастливилось: его книга «Путешествие по южным странам и вокруг света в 1721—1722 гг.» была издана в 1737 г. и поразила воображение читателей «тайной острова Пасхи». И до настоящего времени эта тайна не разгадана до конца.
  Как возник этот одинокий остров в океане? Не обломок ли это затонувшего материка? Кто построил эти колоссальные (до 20 т весом) безногие статуи в цилиндрах, с продолговатыми лицами, длинными ушами, длинными телами и руками? Не памятники ли это погибшей цивилизации? А во второй половине XIX в., когда на острове появился католический миссионер, он нашел у «дикарей» деревянные дощечки, покрытые письменами, сходными с иероглифами — единственный случай в Полинезии. Фанатичный поп приказал новообращенным христианам сжечь дощечки. Несколько случайно уцелевших экземпляров до сих пор не расшифрованы.

    Первые поиски французами Южного материка: «мыс Обрезания» Буве

Французы, потерпевшие в XVI в. неудачу при попытке создать «Антарктическую Галлию» в Южной Америке, почти через два столетия, во второй четверти XVII в., проявили интерес к организации настоящей антарктической экспедиции. Инициатива исходила от французской Ост-Индской компании. Она снарядила два корабля под начальством Жана Батиста Буве де Лозье на поиски Южного материка в высоких широтах. Следуя от острова Санта-Катарина (Бразилия) на юго-восток летом южного полушария, Буве в ночь с 1 на 2 января 1739 г. открыл в Атлантическом океане за 54-й параллелью ю. ш. и, по его определению, на 11*30' в. д. высокий мыс какой-то земли. Буве назвал его «мысом Обрезания», так как день открытия приходился на христианский праздник «Обрезания господня». Буве не мог подойти близко к берегу из-за тяжелых льдов. Он не решился также следовать дальше к югу и пытаться обойти кромку льда. В своем отчете он жаловался, что его команда невыносимо страдала от холода, так как состояла из людей, привыкших к теплому климату, и недостаточно была снабжена теплой одеждой; часты были обмораживания рук и ног. И Буве повернул на северо-восток к мысу Доброй Надежды, куда прибыл в конце февраля 1739 г.
  По возвращении во Францию Буве представил директорам компании отчет, в котором объяснял явную неудачу экспедиции, кроме непривычки к холоду его матросов и плохого их снабжения, дурной погодой: «В течение целых 70 дней почти беспрерывно стояли туманы, почти ежедневно шел град или снег...» Французская Ост-Индская компания на время оставила поиски Южного материка и возобновила их только во второй половине XVIII в.
  Теперь мы знаем, что «мыс Обрезания» является выступом одинокого высокого вулканического острова Буве площадью всего лишь 58 кв. км, вершины которого (свыше 900 м) покрыты вечным снегом, а ледники спускаются к морю. Буве неверно определил долготу мыса, с ошибкой приблизительно на б°30', что на 54-й параллели составит более 400 км. Мнения географов того времени о «3емле Буве» разделились: одни предполагали, что это часть Южного материка; другие — что Буве видел ледяной остров. Во второй половине XVIII в. и французы, и англичане искали «Землю Буве» на 50-х параллелях. Поиски этой и других мифических земель привели к открытию островов Кергелен и Южная Георгияик правильному представлению о том, что на 50-х широтах, кроме Южной Георгии, Фолклендских островов и Огненной Земли, нет ни одного сколько-нибудь значительного острова.

                   Кругосветные плавания Байрона, Уоллиса и Картерета

В 60-х годах XVIII в. разгорелось англо-французское соперничество на океанах. Обе морские державы посылали экспедицию за экспедицией на поиски Южного материка и неизвестных или «потерянных» островов с целью подготовить захват новых земель. Из английских мореплавателей в эти годы выделились: Байрон — дед великого английского поэта, дважды обогнувший земной шар, Уоллис и Картерет.
  Джон Байрон плавал в начале своей морской карьеры вокруг света, участвуя в каперской экспедиции (1740—1744 гг.) Джорджа Ансона, и описал это плавание в книге, вышедшей в свет в 1748 г. В 1764 г. Байрон был послан на поиски в Атлантическом и Тихом океанах земель, «на которые до сих пор не ступала нога представителей других европейских держав». В первую очередь он должен был обследовать в южной части Атлантического океана мифическую «Землю Иепис», якобы открытую англичанами в 1684 г. у 47° ю. ш., и острова (Фолклендские), лежащие у 52° ю. ш., против Магелланова пролива: на последних французы в 1763 г. поселили несколько семейств франко-канадских эмигрантов. На эти острова претендовали также испанцы, владевшие тогда Лаплатской колонией (Аргентиной). Байрон «ошибся в спешке» на пять градусов широты, смешал якобы «Землю Пепис», которую, разумеется, не нашел, а может быть, и не искал, с Фолклендскими островами, высадился там и объявил их британским владением. Оттуда он перешел к Огненной Земле, где высаживался в нескольких местах и наблюдал быт огнеземельцев; он описывал их, как «самые жалкие человеческие создания», которые ему, кругосветному мореплавателю, приходилось видеть.
  Пройдя вокруг мыса Горн в Тихий океан, Байрон занялся поисками других южных земель в низких широтах, в том числе открытых и потерянных испанцами Соломоновых островов. Во время перехода через Тихий океан он открыл несколько коралловых островов между 10—11° ю. ш., вероятно из группы Токелау, а далее к северо-западу, в Экваториальной Полинезии, несколько других — из островов Гилберта; один из них носит его имя — остров Байрон. Пройдя затем через Марианские и Филиппинские острова и посетив Яву, Байрон вокруг мыса Доброй Надежды вернулся на родину в 1766 г. В следующем году один из его офицеров издал описание этого кругосветного плавания. Немедленно после возвращения Байрона из Англии были посланы в Тихий океан на поиски южных земель два корабля под командой Уоллиса и Картерета (спутник Байрона). Корабли вместе прошли через Магелланов пролив в Тихий океан, но у западного выхода из пролива во время шторма (в апреле 1767 г.) навсегда разлучились.
  Сэмюел Уоллис взял курс сначала на северо-запад, а севернее 20° ю. ш. повернул на запад. Он прошел через архипелаг Туамоту, где впервые нанес на карту и дал английские названия ряду атоллов. К западу он вторично (после испанцев) и на этот раз окончательно открыл (в июне 1767 г.) вулканический остров Таити (1042 кв. км). На этом плодородном, густо населенном острове Уоллис провел около месяца. Далее к западу он нанес на карту несколько неизвестных раньше небольших островов; эта группа (местное название Уэа) носит его имя. В этом районе его корабль дал течь, и Уоллис вынужден был спешно идти к Молуккам, где надеялся поставить судно на ремонт. В пути он открыл несколько атоллов в Экваториальной Полинезии (из группы Гилберта) ив Микронезии (из группы Маршалловых). От Молукк Уоллис пошел на юго-запад, обогнул мыс Доброй Надежды и вошел в Темзу в мае 1768 г.
  Кругосветное плавание Уоллиса вошло в историю навигации, так как он первый на практике точно устанавливал положения тихоокеанских островов, применяя новый способ определения долготы, основанный на наблюдениях угловых расстояний между Луной и звездами. Успешно применить этот способ Уоллис мог потому, что к этому времени петербургский академик Л. Эйлер разработал теорию движений Луны, а астрономы английской Гринвичской обсерватории установили точные положения ряда звезд.
  Филипп Картерет после разлуки с Уоллисом у Магелланова пролива в конце апреля — начале мая снова выдержал шторм у острова Хуан-Фернандес. Отсюда он взял курс на северо-запад и в начале июля открыл у 25° ю. ш., 130° з. д. небольшой остров Питкэрн (5 кв. км). Продвигаясь оттуда на запад с уклоном к северу, Картерет прошел в поисках Соломоновых островов мимо архипелага Санта-Крус, а за ним повернул на северо-запад. Так он шел, переходя от атолла к атоллу, пока не достиг Килинаилау, который на иностранных морских картах имеет и второе название — острова Картерет. На корабле к тому времени половина команды была больна цингой в тяжелой форме, многие умерли. Болен был и Картерет, бредивший Соломоновыми островами, которых он никак не мог отыскать. А между тем атолл Килинаилау (Картерет), нанесенный им на карту, находился всего лишь в 80 км к северу от острова Бугенвиль, самого крупного в Соломоновой цепи, и на таком же расстоянии к востоку от острова Бука, самого северного в этой цепи. От Килинаилау Картерет повернул на запад, к Новой Британии. Шел он проливом между островами: справа от него были «Зеленые острова» (Грин-Айлендс, так и на наших картах), слева — остров Бука. Теперь Картерет был еще ближе от северного Соломонова острова, максимум в 40 км, но не подошел к нему, вероятно, из-за спешки.
  В южной береговой линии Новой Британии, которую Дампир на своей карте показал как непрерывную, Картерет нашел разрыв и проник в узкий пролив, который вывел его в Ново-Гвинейское море. Оказалось, что Новая Британия состоит из двух островов; за большим, юго-западным, сохранилось имя, данное Дампиром; меньший, северо-восточный, длинный и узкий назван Картеретом Новой Ирландией (8650 кв. км); а проходу между ними Картерет дал имя Сент-Джорджес-Чаннел, но часто его называют также проливом Картерета. Он проследил весь западный берег Новой Ирландии и открыл новый проход (пролив Байрон), отделяющий ее от третьего значительного острова архипелага — Нового Ганновера (теперь Лавонгай, 1200 кв. км). А в северо-западной части Ново-Гвинейского моря Картерет обнаружил целый архипелаг Адмиралтейства — крупный вулканический остров Манус (1952 кв. км), окруженный малыми вулканическими и коралловыми островами.
  В конце октября больной Картерет, с больной, выбившейся из сил командой подошел к острову Минданао (Филиппины), но боясь враждебности местных жителей, не решился на высадку и повернул на юго-запад, к Яве. Он шел через Целебесское море и Макассарский пролив, где на его корабль ночью напали пираты, но англичанам удалось потопить их судно. Из-за постоянного противного ветра (юго-западного муссона) Картерет целый месяц шел через пролив и вынужден был в середине декабря 1767 г. зайти в порт Макассар (на острове Целебес). Здесь враждебно встретил англичан голландец, местный агент Нидерландской Ост-Индской компании. Только после угрозы бомбардировать Макассар он разрешил англичанам зайти для ремонта в гавань Бон-тайн (юго-западный берег Целебеса). Там Картерет провел полгода. В конце мая 1768 г. он вышел из Бонтайна и через Яву, вокруг мыса Доброй Надежды, в марте 1769 г. вернулся в Англию, завершив свое второе кругосветное плавание.

 Первый французский кругосветный мореплаватель Бугенвиль и его открытия

Луи Антуан Бугенвиль (1729—1811 гг.), юрист по образованию, пошел добровольно на военную службу, участвовал во время Семилетней войны в кампаниях в Канаде и в Германии, а затем перешел на флот. В 1763 г., по поручению французских купцов «малуинов» (из Сен-Мало), Бугенвиль плавал к Фолклендским островам, которые он в честь колонизаторов назвал «Малуинскими», и основал там французскую колонию. Через четыре года, в течение которых он несколько раз плавал к «Малуинским островам», он сам же принимал участие в эвакуации колонии — из-за протеста испанского правительства, претендовавшего на эти острова как на часть испанской Лаплатской колонии.
  В 1766 г. Бугенвиль был назначен начальником французской правительственной экспедиции. Ему дали фрегат «Будэз» («Сердитый»). Целью экспедиции, организованной после потери Францией ее обширных заокеанских колоний, была подготовка французской колониальной экспансии в тропической Океании. В состав экспедиции были включены ученые-астрономы и натуралисты.
  От Сен-Мало (Бретань) Бугенвиль перешел в Ла-Плату, оттуда с двумя испанскими судами к «Малуинским» островам, сдал их испанцам и вернулся к берегам Южной Америки, в. Рио-де-Жанейро, где его ждало транспортное судно «Этуаль». В июле 1767 г. оба судна вышли из Рио-де-Жанейро к Магелланову проливу, где провели более семи недель. Выйдя через пролив в Тихий океан, Бугенвиль после безрезультатных поисков «Земли Девиса» повернул на северо-запад. Он открыл несколько атоллов в архипелаге Туамоту и, двигаясь дальше на запад, в апреле 1768 г. подошел к Таити, где завязал дружеские отношения с местными жителями. На Бугенвиля остров с его горами, «одетыми до самых вершин пышным лесом, с великолепным водопадом, срывавшимся с крутого склона», с его приветливым населением, произвел такое сильное впечатление, что он назвал Таити «Новой Киферой». Захватив с собой молодого таитянина, как проводника к другим островам Полинезии и как переводчика, Бугенвиль перешел к архипелагу Самоа, который он называл островами Мореплавателей (двойное название утвердилось на картах).
  Далее к западу, уже в Меланезии, Бугенвиль разыскал «Землю Духа Святого», открытую испанской экспедицией Кироса — Торреса (Э спириту Санто, в архипелаге Новые Гебриды), которую многие еще считали выступом Южного материка, и окончательно доказал после Торреса, о достижениях которого Бугенвиль не знал, что это остров и притом не очень большой: он прошел к югу от него проливом Бугенвиля в Коралловое море. Стремясь достигнуть Новой Голландии, восточное побережье которой еще не было открыто, Бугенвиль пересек это море в самой его широкой части, но за 140° в. д. и 15° ю. ш. его остановил Большой Барьерный риф (выдвинутый к востоку риф на этой широте у 147° в. д. называется рифом Бугенвиля). Бугенвиль не стал рисковать глубоко сидящим фрегатом и искать путь к северо-западу через усеянное опасными рифами море и повернул на север. Огибая юго-восточный выступ Новой Гвинеи, Бугенвиль открыл (вероятно, вторично после Торреса) скопление бесчисленного количества коралловых рифов и скал, множество атоллов и небольших островов. Он дал этому архипелагу название Луизиада, в честь французского короля Луи (Людовика XV).
  К северо-востоку от Луизиады Бугенвиль нашел, наконец, потерянные Соломоновы острова. Он прошел проливом Бугенвиля (не смешивать его с проливом в Новых Гебридах) между двумя крупными островами; к северо-западу от пролива лежал наибольший из Соломоновых островов — Бугенвиль (около 8 тыс. кв. км, с вершинами 2600—3100 м), к юго-востоку — остров Шуазель (в честь французского министра иностранных дел). От северных Соломоновых островов Бугенвиль прошел проливом Картерета (не зная об его открытии) в Ново-Гвинейское море и перешел к северному берегу Новой Гвинеи. В середине августа он вошел в бухту у Новой Гвинеи на 141° в. д., и две горы, открытые им, являются «свидетелями» этого посещения: одна, к востоку от бухты (1200 м) носит его имя, другая, к западу — данное им имя Циклоп (2160 м) — высшая точка всего северного побережья между заливами Гелвинк и Астролябия.
  Половина команды обоих судов из-за болезни выбыла из строя. «Оставшиеся еще съестные припасы до такой степени сгнили, что издавали невыносимое зловоние». Бугенвиль перешел тогда к острову Буру (Молукки): он не решался зайти в большой голландский порт, не узнав ранее, не воюют ли Нидерланды с Францией. Местный агент Ост-Индской компании разрешил французам запастись провизией и отдохнуть на острове. Там почти все больные выздоровели. В сентябре французские суда перешли в Батавию, оттуда — к острову Маврикий и вокруг мыса Доброй Надежды — к острову Вознесения на Атлантическом океане. Там француз Бугенвиль встретился с другим, менее удачливым искателем Соломоновых островов — англичанином Картеретом.
  В середине февраля 1769 г. Бугенвиль вернулся на родину, закончив первое кругосветное плавание, совершенное на судах под французским флагом. Это было не только одно из самых выдающихся по географическим результатам кругосветное плавание XVIII в., ной одно из самых счастливых: из двухсот с лишним человек команды за время плавания умерло только семь человек. Составленное Бугенвилем описание его «Путешествия вокруг света в 1766—1769 гг.» (2 тома, 1771— 1772 гг.) многократно переиздавалось и переводилось. Особенно картины природы и быта островитян произвели сильное впечатление на современников, в частности — на Жан-Жака Руссо.
  Во время войны за независимость бывших английских колоний в Северной Америке французы оказали военную помощь США. Бугенвиль командовал на стороне американцев линейными кораблями, одержал победу над английской эскадрой у острова Мартиники, а в 1780 г. был назначен главнокомандующим французским экспедиционным корпусом в Северной Америке. Во Франции его чтили как национального героя. В 1796 г., когда Бугенвиль был уже в отставке, его избрали академиком. Умер он в глубокой старости, 82 лет от роду (1811 г.).


Просмотров: 502