ОТКРЫТИЕ БАССЕЙНА МИССИСИПИ, ЦЕНТРАЛЬНОЙ И СЕВЕРНОЙ КАНАДЫ И РЕКИ МАКЕНЗИ

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Открытие верхнего и среднего течения Миссисипи, Возникновение «Компании Гудзонова залива», Ла Саль и присоединение Луизианы к Франции, «Лесные бродяги» и начало открытия внутренних областей Канады, Варенны де Верандри и «Укрепленная линия Западного моря», Открытие Меднорудной реки и озер Северной Канады, Открытие реки Макензи, Пересечение Александром Макензи Северной Америки

ОТКРЫТИЕ БАССЕЙНА МИССИСИПИ, ЦЕНТРАЛЬНОЙ И СЕВЕРНОЙ КАНАДЫ И РЕКИ МАКЕНЗИ

Расширение для заработка в браузере без вложений

                  Открытие верхнего и среднего течения Миссисипи

Пионеры французской колонизации Канады — «лесные бродяги», а за ними иезуиты — пришли к середине XVII в. в область Верхнего озера, и в это время торговцы пушниной Пьер Радиссон и Медар Грозейлье услышали там от индейцев о «Большой Воде» на западе. В начале 60-х годов иезуит Клод Аллуэ основал миссию Сент-Эспри («Святого Духа») на западной окраине Верхнего озера, а в конце того же десятилетия основана была миссия Сент-Мари («Святой Марии») на южном берегу порожистой реки (англ. Сент-Мэри), соединяющей Верхнее озеро с Гуроном. С этого времени местные пороги получили французское имя, сохранившееся до настоящего времени — Со-Сент-Мари («Прыжок Святой Марии»).
  Когда в 1670 г. Аллуэ пришел на реку Висконсин, к западу от озера Мичиган, он тоже услышал здесь о «Большой Воде» на западе. Несомненно, это был великий поток. Однако индейцы не знали, где он кончается; и никто еще не знал, течет ли великая река в Мексиканский залив или в Тихий океан. Иезуиты надеялись, что этот поток течет именно в Тихий океан; из-за этого область Верхнего озера приобретала в их глазах огромное значение, и они спешили закрепить эту область за Францией, или, точнее говоря, за своим орденом. Торжественно в 1671 г. в присутствии представителей четырнадцати индейских племен было провозглашено у порогов Со-Сент-Мари французское верховное господство над всеми странами, которые прилегали к озерам Верхнему и Гурону.
  Ученик иезуитов, скупщик пушнины Луи Жолье, был послан губернатором Новой Франции для исследования «Западного потока». Иезуиты прикомандировали к нему члена ордена Жака Маркетта. Торговец и монах в 1673 г. пустились в путь от северо-западного залива озера Мичиган (у 45° с. ш.). Их сопровождали еще пять скупщиков пушнины. Они перешли через водораздел на двух индейских челнах, спустились вниз по реке Висконсин до ее устья и вошли в широкую реку, которая медленно в зеленых берегах несла свои чистые воды на юг. Жолье назвал ее рекой Кольбера.
  Первую неделю они плыли по совершенно безлюдной местности, на берегах видны были большие стада бизонов, много дичи. Ниже стали встречаться деревни индейцев иллинойсов. Нога европейца еще не ступала здесь, но Жолье и Маркетт видели у индейцев французские железные изделия и одежду и английское огнестрельное оружие, которое шло, очевидно, из Новой Англии. Европейские товары шли впереди самих европейцев; торговыми посредниками были индейские племена, жившие близ колоний — французских и английских (или до 1667 г. — голландских).
  Жолье и Маркетт узнали от индейцев, что великая река начинается несколькими истоками в небольших озерах далеко на севере и течет на юг, но не могли выяснить, куда она впадает. Ранее они слышали сотни рассказов о кровожадности индейцев, об их коварстве и лживости. Но в стране иллинойсов и ниже по течению они ни разу не подвергались серьезной опасности. Индейцы не нападали на европейцев, если те вели себя мирно.
  Жолье и Маркетт проплыли сотни километров вниз по течению, а великая река не меняла своего в основном южного направления. Ниже страны иллинойсов в нее впадала с запада (у 39° с. ш.) другая огромная река: в спокойные и чистые воды Миссисипи вливались бурные и грязные воды Миссури. Французы видели на воде множество деревьев, иногда целые пловучие острова. Но Миссисипи, приняв этот огромный приток, продолжала течь в прежнем направлении — с некоторым уклоном к востоку. Еще ниже в Миссисипи впадала другая огромная река, теперь уже с восточной стороны, — Огайо (у 37° с. ш.), открытая несколько раньше Робером Ла Салем. Но Миссисипи и на этот раз только незначительно изменила свое направление — на юго-западное.
  Ниже Огайо французы также находили у местных индейцев европейские изделия и оружие. Эти товары, как указывали сами индейцы, приходили с востока, следовательно — от английских колонистов («виргинцев»). Те еще не перевалили через Аппалачские горы, а товары их распространялись с помощью посредников-индейцев на сотни километров к западу от гор. А еще ниже французы иногда встречали испанские товары, доставленные, очевидно, из Мексики и видели индейцев верхом на укрощенных мустангах (одичавших лошадях).
  Южнее Огайо еще одна большая река впадала в Миссисипи с запада (у 34° с. ш.) — Арканзас. И ниже его устья Миссисипи текла прямо на юг. Как ни смутны в то время были представления о географии североамериканского материка, все-таки Жолье и Маркетт поняли, что рушились их надежды пройти водным путем к Тихому океану. По словам арканзасских индейцев, от них до моря было только десять дней пути. Река Миссисипи уже никак не могла так изменить свое течение, чтобы устье ее оказалось в Тихом океане. Не могла она также впадать непосредственно в Атлантический океан.
  Великая река, очевидно, кончалась у Мексиканского залива. Жолье и Маркетт прошли первыми верхнее и среднее течение Миссисипи. Но окончательно убедиться в том, что Миссисипи течет в Мексиканский залив, то есть спуститься вниз до ее устья, французы не решились: они умели ладить с «дикими язычниками» — индейцами, но боялись попасть в руки своих «цивилизованных» единоверцев, католиков-испанцев. Они поднялись вверх по течению до устья Иллинойса, а по этой реке — до низкого водораздела, отделяющего ее от озера Мичиган.
  Так, не только было открыто почти все течение величайшей реки Северной Америки, но и было доказано, что между бассейном Миссисипи и Великими озерами лежат только низкие и очень доступные водоразделы. Скоро французам удалось установить, что в дождливое время создается нечто вроде бифуркации между Миссисипи и Мичиганом: когда притоки Миссисипи разливались, тогда удавалось на челноках переправляться с озера Мичиган в бассейн Миссисипи.
  После путешествия Жолье и Маркетта французы получили представление о гигантской системе водных путей, прорезывающих дугой длиной в 4 тыс. км всю внутреннюю часть Северной Америки. Составные части этой дуги: река Св. Лаврентия, озера Онтарио, Гурон, Мичиган и, наконец, река Миссисипи, которую французские географы позднее метко назвали «меридианом в движении».
  Французы уже формально завладели рекой Св. Лаврентия и Великими озерами; благодаря Жолье и Маркетту они получили «право первого открытия» на реку Миссисипи, кроме ее низовьев. Оставалось только приобрести формальные права на низовья великой реки и укрепиться у Мексиканского залива.

                         Возникновение «Компании Гудзонова залива»

Радиссон и Грозейльё слышали от индейцев у Верхнего озера не только о Миссисипи, но и о «Северном море» (Гудзоновом заливе) и разузнали о путях, ведущих к его берегам. Скоро после этого они предприняли путешествие для скупки мехов по направлению к «Северному морю». Несомненно, что они открыли при этом озеро Нипигон; но не ясно, дошли ли они до Гудзонова залива или остановились где-нибудь на пути к нему. Так или иначе, но Радиссон и Грозейлье вернулись в Квебек с большим количеством ценных мехов. Они предложили одной канадской торговой компании организовать большую экспедицию к Гудзонову заливу, чтобы закрепить за французами господство на его берегах. Не встретив поддержки, скупщики отправились в Англию и предложили там свои услуги. Им удалось связаться с принцем Рупертом Баварским, двоюродным братом Карла I Стюарта, адмиралом английского флота.
  В 1667 г. принц Руперт основал английскую «Компанию Гудзонова залива». Летом следующего года в Гудзонов залив был послан английский военный корабль под командой Захарии Гиллама. Он открыл в юго-восточном углу залива Джемс бухту Руперт и впадающую в нее с востока большую реку Руперт (вытекает из крупного лабрадорского озера Мистассини), а к северу от нее — другую крупную реку Истмейн и в устье ее построил форт. В 1670 г. «Компания Гудзонова залива» получила королевский патент. Ее власть формально распространялась на всю область залива до водораздельных высот, но в действительности была освоена только южная береговая зона от реки Черчилль (у 60° с. ш.) до реки Истмейн (юго-западный берег Лабрадора). К 1688 г. англичане поставили здесь семь фортов-факторий в устьях крупных рек, открытых к этому времени — Истмейн, Руперт, Мус, Олбани, Северн, Нельсон и Черчилль.
  В Канаде за это время и французы достигли большого успеха в продвижении к Гудзонову заливу: в 1671 г. иезуит Шарль Альбанель прошел через реку Сагеней к заливу и объявил французской всю эту территорию.
  Радиссон и Грозейлье, видимо, обойденные Рупертом, между тем вернулись в Канаду и организовали там «Северную торговую компанию». Они напали в 1682 г. на английский форт Нельсон у Гудзонова залива, разрушили его, захватили в плен тех, кто там находился, и выстроили вместо него французский форт. А через два года эти же скупщики пушнины снова перебежали на английскую сторону и передали французский форт «Компании Гудзонова залива».

                    Ла Саль и присоединение Луизианы к Франции

Иезуиты не терпели, чтобы монахи других орденов, а тем более светские люди направлялись в открытые ими земли. Пользуясь своим влиянием при французском королевском дворе, они всякими способами мешали дальнейшим исследованиям бассейна Миссисипи, в частности, тем, которые предпринял самый выдающийся французский путешественник XVII в., «великий неудачник» Робер Кавелье де Ла Саль.
  Переселившись из Франции в долину реки Св. Лаврентия, Ла Саль, как и другие, мечтал об открытии кратчайшего пути из Атлантического океана в Тихий. В 1669 г., продвигаясь на юго-запад от озера Онтарио, он открыл реку Огайо, мощный левый приток Миссисипи. Он думал, что Миссисипи впадает в Тихий океан. Когда же Маркетт и Жолье доказали, что «Отец вод» течет на юг и даже за устьем Арканзаса, Ла Саль организовал ряд экспедиций (1679—1682 гг.) с целью проследить все течение Миссисипи и присоединить ее бассейн к владениям французского короля.
  Заинтересовав своим планом Луи Фронтенака, французского губернатора Канады, Ла Саль построил форт у реки Ниагары и снарядил судно для плавания по внутренним водам от Ниагары до устья Миссисипи. Для этого он вошел в долги, и кредиторы описали его канадские имения. Современники считали его гордым, холодным, беспощадным человеком. Торговцы мехами предполагали, что он хочет получить для себя монополию на пушной промысел в Северной Америке. Иезуиты возненавидели его и пытались отравить. Не оправившись еще от последствий отравления, больной Ла Саль пустился в путь и через озера Эри и Гурон достиг южного края озера Мичиган.
  С Мичигана Ла Саль отослал свое судно обратно к Ниагаре с грузом мехов, чтобы расплатиться с кредиторами и запастись провизией, а сам с 15—20 людьми перешел через невысокий водораздел к югу от Мичигана и построил форт на Иллинойсе, притоке Миссисипи. Но судно Ла Саля, отправленное в Канаду, пропало без вести. Перезимовав на берегу Иллинойса, Ла Саль с пятью спутниками ранней весной в распутицу пешком вернулся в Монреаль. Здесь он узнал о пропаже своего судна и гибели другого судна, отправленного для него из Франции. Ла Саль все же снова отправился на запад, к небольшому отряду, оставленному им в форте у Иллинойса. Но гарнизон форта восстал во время его отсутствия, и Ла Саль был бы убит, если бы не склонил на свою сторону местных индейцев. В союзе с ними он победил мятежников и с новым грузом мехов вернулся в Монреаль, чтобы снарядить новую экспедицию.
  На этот единственный раз судьба улыбнулась Ла Салю. Пройдя через Великие озера и по Иллинойсу до его устья, он спустился вниз по течению Миссисипи до Мексиканского залива. Всю страну, орошаемую Миссисипи и ее притоками, он объявил владением французского короля Луи (Людовика) XIV и назвал ее Луизианой. Затем он поднялся вверх по течению Миссисипи и через Великие озера вернулся в Монреаль.
  Ла Саль привез своему королю весть о присоединении к его владениям гигантской страны, во много раз большей, чем Франция. (Впрочем, точных размеров Луизианы он и сам не знал.) Людовик XIV дал ему средства на снаряжение нескольких судов для новой экспедиции и назначил его губернатором Луизианы. Но иезуиты не могли примириться с возвышением опасного соперника. Они добились того, чтобы командование флотилией было поручено личному врагу Ла Саля, находящемуся под их влиянием. Экспедиция должна была от берегов Франции отплыть к Мексиканскому заливу, войти в устье Миссисипи и подняться вверх по ее течению. Командующий флотилией (в конце 1684 г.) ухитрился пройти мимо дельты великой реки, «не заметив» ее, а затем обвинил Ла Саля в обмане. Тот вынужден был с небольшим отрядом высадиться на безлюдный остров Матагорда (28° с. ш., у побережья Техаса). Там он перезимовал, весной 1685 г. перешел на материк, к заливу Матагорда, и в устье реки Лавака построил форт. Осенью 1686 г. он решил вернуться сухим путем к Великим озерам, иначе говоря, пересечь материк с юго-запада на северо-восток и зимой выступил в поход. В пути Ла Саль был изменнически убит своими спутниками (1687 г.).

       «Лесные бродяги» и начало открытия внутренних областей Канады

Открытие Канады продолжали безвестные французские скупщики пушнины и охотники — «звероловы», «следопыты», «лесные бродяги», часто преследуемые французскими колониальными властями. Они жили среди индейцев, женились на индианках, сохраняя свой французский язык и передавая его своим детям. В поисках новых охотничьих угодий они шли все дальше и дальше на запад, пока не достигли Скалистых гор. На севере они поднялись по Миссисипи до верховий, прошли через почти незаметные водораздельные высоты и открыли к северо-западу от Верхнего озера группу больших озер и большие реки, текущие в Северный Ледовитый океан.

         Варенны де Верандри и «Укрепленная линия Западного моря»

В 1717 г. к северу от Верхнего озера, на озере Нипигон, обосновался Пьер Готье Варенн де Верандри. Он услышал здесь от индейцев и «лесных бродяг» о больших озерах и реках к западу и северо-западу от Нипигона и решил, что они представляют собой водный путь к «Западному морю» (Тихому океану). Разбогатев, он организовал торговую компанию, и французский король дал ему монополию на скупку пушнины в западных областях. Начиная с 1731 и до 1748 г. Варенн и его сыновья совершили ряд поисковых путешествий в отведенной для их компании огромной области. Они завершили открытие и нанесли на карту большие озера Центральной Канады — Лесное, Виннипег, Манитоба, Виннипегосис и много меньших озер, вторично (после «лесных бродяг») открыли впадающую в Виннипег большую реку Саскачеван и поднимались по ней до рек, ее составляющих, а на юго-западе пересекали северную полосу плато Прерий в районе реки Малая Миссури и, по-видимому, доходили до восточных отрогов Скалистых гор у 44° с. ш. (горы Биг - Xорн).
  Отец и сыновья Варенны основали цепь укрепленных торговых факторий на открытых ими озерах и реках. А в 1751 г. француз Нивервиль проследил все течение Южного Саскачевана от устья до верховий (у 50-й параллели) и на одном из его истоков, Боу, у подножия Передового хребта Скалистых гор построил форт (близ нынешнего Калгари). Цепь этих фортов-факторий известна под именем «Укрепленной линии Западного моря».
  Западным морем казалось каждое большое озеро, до которого доходили французы, пока не обнаруживалось, что за ним опять начинается обширная лесная или степная полоса. Французы проникали все дальше и дальше на запад, а гигантский материк, казалось, отступал перед ними, пока их не остановила преграда — Скалистые горы, вторично открытые Вареннами и Нивервилем. Но за этими горами они надеялись открыть настоящее Западное море — Тихий океан.
 Со слов франко-канадских пионеров ученые-географы в Париже предполагали, что огромный морской залив на западе глубоко вдается в материк Северной Америки. Так как тогда уже была известна река Нельсон, вытекающая из озера Виннипег и впадающая в Гудзонов залив, то казалось, что через нее, озера и реки Центральной Канады проходит великий внутренний водный путь между Атлантическим и Тихим океанами.
  Этим же вопросом занялись и в Англии. В 1745 г. британский парламент установил премию в 20 тысяч фунтов стерлингов за открытие Северо-западного прохода — водного пути между Гудзоновым заливом и Тихим океаном (парламент подтвердил это постановление через 30 лет). Когда в 1749 г. в парламенте поднят был вопрос о действиях «Компании Гудзонова залива», ее упрекнули в том, что она ничего не сделала для открытия Северо-западного прохода. Компания возражала, что она с 1719 г. посылала неоднократно суда в Гудзонов залив с этой целью, но без всякого результата.

             Открытие Меднорудной реки и озер Северной Канады

Заинтересованная в расширении своих торговых операций по скупке пушнины и в открытии рудных месторождений, «Компания Гудзонова залива» давала своим агентам задание исследовать внутренние области Северной Канады. Такие задания получил и агент компании бывший английский военный моряк Сэмюэл Херн. Он искал со стороны Гудзонова залива, от устья реки Черчилль, и Северо-западный проход и Меднорудную реку, о которой слышал от индейцев, искал и по морю и по суше; на море он потерпел полную неудачу, но на суше имел большие достижения, хоть и не те, на которые рассчитывала компания.
  После первой неудачной попытки Херн через два месяца, в феврале 1770 г., снова отправился на поиски Меднорудной реки и при этом открыл крупное озеро Дубонт (63° с. ш., 102° з. д.), но из-за потери квадранта вынужден был вернуться. А через две недели он в третий раз двинулся от устья реки Черчилль в северо-западном направлении. Маршрут его неясен; он сообщает, что открыл на своем пути ряд озер и рек, и в этом нельзя сомневаться, но какие именно — очень трудно установить: озер и рек в Северной Канаде бесчисленное множество, а крупные озера на вероятном северо-западном пути Херна насчитываются десятками. К тому же у него заметили грубые (даже для того времени) ошибки в определении географических координат: в определении долготы — до 5°.
  Достоверно лишь, что Херн достиг реки, о которой ходили (не оправдавшиеся) слухи, будто там имеются месторождения медной руды, и назвал реку Коппермайн (Меднорудная). Херн проследил с помощью индейцев-проводников течение этой крупной, извилистой и порожистой реки, протекающей через цепь озер от ее истоков (у 65° с. ш.) до устья (у 68° с. ш.). Оказалось, что она впадает в забитый льдом залив (Коронейшен). Херн ошибочно определил географическое положение устья открытой им реки, не наблюдал там приливов и отливов, но решил, что открыл часть Северного Ледовитого океана. Это было верно, что и доказали экспедиции XIX в., но в его время большинство географов усомнилось в том, что он действительно достиг морского залива. Херн заявил также, будто он своими открытиями «раз навсегда положил конец всякого рода спорам о существовании Северо-западного прохода, ведущего из Гудзонова залива на запад»; но это было и не убедительно, и не верно.
  В июле 1771 г. Херн вернулся к устью реки Черчилль. Предполагают, что возвращался он несколько иным путем, отклонился к западу и открыл Большое Невольничье озеро или озеро Атабаска, или даже то и другое, но доказать этого нельзя, как и то, что он первым достиг Большого Медвежьего озера (Коппермайн очень близко подходит к озеру). О своем путешествии Херн написал небольшую книгу, интересную, между прочим, описаниями нескольких индейских племен Северной Канады и эскимосов, живших близ устья реки Коппермайн.
  В 1774 г. «Компания Гудзонова залива» основала в низовьях Саскачевана, у 54° с. ш., торговый пост Камберленд-Хаус. От этой отправной базы другие агенты компании совершали ряд походов в разных направлениях во внутренние области Северной Канады. В 70-х годах канадский торговец мехами Джозеф Фробишер, позднее — один из пайщиков «Северо-Западной пушной компании», конкурировавшей с «Компанией Гудзонова залива», открыл исток реки Черчилль — озеро Фробишер. Оттуда он достиг на севере озера Атабаска (7900 кв. км) и организовал там факторию. А в 80-х годах Питер (или Пьер) Понд ; возможно, франко-канадец, на службе той же «Северо-Западной компании» от озера Атабаска прошел к Большому Невольничьему озеру (28 900 кв. км) или — по другой версии — послал своих людей для организации там форта.

                                                  Открытие реки Макензи

В 1779 г. шотландец Александр Макензи поступил на службу «Компании Гудзонова залива». Позднее он перешел на службу «Северо-Западной пушной компании» и был ею послан в качестве начальника в Форт Чипевайан, в юго-западном углу озера Атабаска. Известно было, что река Невольничья, вытекающая из озера Атабаска, впадает в Большое Невольничье озеро и что из последнего вытекает другая большая река. Никто из европейцев не знал, куда течет эта река — в Северный Ледовитый или Тихий океан.
  Для исследования ее Александр Макензи организовал в 1789 г. на средства «Северо-Западной компании» экспедицию, в состав которой вошло 12 человек — канадские «лесные бродяги», индейцы и двоюродный брат начальника Родерик Макензи.
  На четырех лодках отряд Макензи спустился к Большому Невольничьему озеру и в конце июня вошел в полноводную реку, вытекающую из этого озера. Макензи плыл вниз по течению в западном направлении и не терял надежды выйти к Тихому океану. Но приблизительно у 124° з. д. река круто повернула на север, несколько ниже изменила направление течения на северо-западное и вступила в горную область. С левой стороны ее долины к реке подходили отроги гор («высоты Макензи»), с правой, восточной стороны — другие горы. У 65-й параллели эти горы Франклин, как их позднее назвали, прерывались широкой долиной, по которой протекала полноводная река — Большая Медвежья, впадающая с востока -в ту реку, по которой плыли путешественники. Александр и Родерик Макензи не могли не обратить внимания на Большую Медвежью, но она была в стороне от основной цели данной экспедиции. Через три года, в 1792 г., Родерик Макензи вернулся в этот район и открыл у полярного круга Большое Медвежье озеро, величайшее из озер Северной Канады (31 110 кв. км), из юго-западного угла которого вытекает Большая Медвежья река.
  У 67° с. ш. река, по которой плыл отряд Александра Макензи, вступила в широкую долину. 10 июля он записал: «...Совершенно ясно, что река эта впадает в Великое Северное море». Еще три дня шел он вниз по текущей в низких берегах реке, от которой отходили в обе стороны многочисленные рукава. Вместо индейских поселков, изредка встречавшихся на берегах реки, кой-где видны были жилища эскимосов. 13 июля у 69°30' с. ш. с холма одного из островов дельты Александр Макензи увидел на западе полосу открытого моря (залив Макензи моря Бофорта), а на востоке — забитый льдом залив (может быть, озера Эскимо). Ночью, при незаходящем солнце, он наблюдал прилив, утром видел, как в западном заливе играли в воде киты. Несомненно, он достиг Ледовитого океана. Но так как он не дошел до самого моря, не проследил в обе стороны прилегающие участки морского побережья, в правдивости его сообщения долго еще сомневались. Сам Макензи объяснял свой промах тем, что провизия у него была на исходе. 16 июля он повернул обратно, поднялся вверх по реке и закончил плавание 12 сентября в Форте Чипевайан на озере Атабаска. Весь поход в обе стороны продолжался 102 дня.
  Великий поток, вытекающий из Большого Невольничьего озера и впадающий в море Бофорта, получил название реки Макензи; это нижний участок (около 1700 км) огромной водной артерии, которая, как позднее доказал геодезист Питер Фидлер, берет начало в Передовом хребте Скалистых гор, у 52° с. ш. и 118° з. д.: ее верхний участок называется рекой Атабаской, средний — Невольничьей (менее 500 км — между озерами Атабаска и Большое Невольничье), а вся система называется Атабаска-Макензи; ее общая длина 4600 км, площадь бассейна — 1 760 000 кв. км (больше Волги).

                   Пересечение Александром Макензи Северной Америки

После своего путешествия Александр Макензи вернулся на родину. Там он подучился геодезии, готовясь к новому большому путешествию: цель его была — отыскать речные пути, ведущие от озера Атабаска к Тихому океану. В 1792 г. он высадился на берегу реки Св. Лаврентия и, пользуясь сухими и речными путями, прошел до озера Атабаска. Он выбрал для исследования большую реку (Пис - Ривер), впадающую с запада в Невольничью у ее выхода из озера (у 59° с. ш.), так как надеялся, что, поднимаясь по этой реке, может близко подойти к Тихому океану. Но долина повернула на юго-запад, затем прямо на юг. Так он и плыл вверх по реке, пока не достиг 52° с. ш. Было позднее время года, и Макензи остановился на зимовку близ устья «Дымящейся реки» (Смоки - Ривер).
  В мае 1793 г., когда река вскрылась, Макензи продолжал плавание вверх по Пис-Ривер. Он прошел приблизительно еще 250 км и, обойдя каньон длиной 20 км, продолжал за ним плавание. Он поднялся по реке до другого каньона, прорезанного рекой в Передовом хребте Скалистых гор. Перетащив свои лодки через этот каньон, он достиг у 56° с. ш., 124° з. д. двух рек, текущих в прямо противоположных направлениях — северном (Финлей) и южном (Парснип): они составляли здесь Нис-Ривер. Куда идти, на север или на юг? Посоветовавшись с местными индейцами, Макензи выбрал южное направление и поднялся по Парснипу до его истока. После разведки оказалось, что на юге, за коротким и удобным волоком, течет какая-то река в западном направлении. Эта река довела его до другой крупной реки.
  17 июня Макензи убедился, что он достиг неизвестной раньше большой (1200 км) судоходной реки (Фрейзер), текущей в южном направлении за горным хребтом. Он надеялся спуститься по ней к Тихому океану и начал сплав, преодолевая пороги. Но через несколько десятков километров индейцы предупредили его, что дальнейшее плавание невозможно из-за порогов. Тогда Макензи поднялся по одному из западных притоков (возможно, Уэст-Род) и, перейдя на новую короткую реку, вероятно Дин, вышел к Тихому океану, к заливу Королевы Шарлотты, у 52° с. ш
  Макензи вернулся тем же путем до своей зимовки в сентябре 1793 г. Он совершил второе пересечение Северной Америки, пройдя в одном направлении более 5 тыс. км — через 250 лет после первого пересечения материка испанцем Кавеса де Вака.

Просмотров: 722