ФРАНЦУЗСКИЕ ОТКРЫТИЯ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII ВЕКА И КОЛОНИЗАЦИЯ КАНАДЫ

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Первые открытия Шамплена в приатлаитической полосе Северно Америки, Открытия Шамплена и Брюле в области Великих озер, Николе и открытие озера Мичиган и верхнего бассейна Миссисипи, Иезуиты в области Великих озер

ФРАНЦУЗСКИЕ ОТКРЫТИЯ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII ВЕКА И КОЛОНИЗАЦИЯ КАНАДЫ

Расширение для заработка в браузере без вложений


Первые открытия Шамплена в приатлантической полосе Северной Америки

Несмотря на печальную судьбу первых французских колоний, в Северной Америке торговля мехами все росла и приносила большие прибыли монопольным торговым компаниям, возникшим в Дьеппе и Сен-Мало. Король Генрих IV понимал, что закрепить за Францией «страну мехов» можно только путем ее планомерной колонизации. Необходимо было, однако, убедиться в том, что в Канаде возможно земледелие и оседлая жизнь и что гибель первых французских колоний объясняется случайными причинами. Для обследования Канады в 1603 г. была организована экспедиция. Средства на нее дала французская торговая компания, получившая монополию на скупку пушнины. Одним из начальников экспедиции купцы назначили опытного моряка Самюэля Шамплена, плававшего на французской и испанской службе в Атлантическом океане и в американском Средиземном море. На него были также возложены обязанности «королевского географа» — руководство топографическими съемками «Новой Франции» и описью её берегов. Шамплен отправился в Новую Францию с целью предварительной разведки. Он вошел в устье реки Св. Лаврентия, поднимался вверх по Сагенею и по главной реке до того места, до которого доходил Картье. Страна показалась ему годной для европейской колонизации.
  В следующем, 1604 г., стоя во главе экспедиции, Шамплен приступил к исследованию Акадии (Новая Шотландия). Высадившись на остров Кейп-Бретон, он обошел с описью все побережье Акадии и противоположный материковый берег залива Фанди. На юго-западе Акадии он восстановил Пор-Рояль (Аннаполис). Оставив с собой на зимовку 80 человек, он отослал экспедиционные суда во Францию. Зимовка прошла очень тяжело: половина переселенцев умерла от цинги.
  Летом 1605 г., после того как суда вернулись из Франции, Шамплен продолжил опись восточного побережья Северной Америки — на юго-запад, до залива Кейп-Код включительно; при этом он обнаружил две лучшие гавани в заливе Массачусетс — Бостонскую и Плимутскую, довершив, таким образом, открытие Жуана Аффонсу. Обойдя затем длинный и узкий полуостров Кейп-Код, он окончательно установил его очертания, а в следующем году открыл остров Нантакет и пролив между ним и материком (41°,5 с. ш.).
  В 1607 г. Шамплен был отозван купцами во Францию, так как их монополия на скупку пушнины была отменена. В 1608 г. он, уже на королевской службе, был послан на реку Св. Лаврентия и основал там город Квебек. Он старался поддерживать хорошие отношения с местными индейцами — виандотами, близкими по языку к ирокезам, но враждебными им (французы полупрезрительно называли виандотов гуронами от hure — кабанья голова). Шамплен изучил их язык, заключил с ними союз и использовал в своих целях их вражду к ирокезам.
  Пользуясь гуронами как проводниками, Шамплен в 1609 г. приступил к исследованию внутренних областей Северной Америки. Он доверял своим новым союзникам больше, чем французским колонистам, среди которых было немало «беспокойных элементов». В самом начале похода он отослал всех французов, кроме двоих, самых надежных, и с группой гуронов на большом челне поднялся вверх по реке Св. Лаврентия до устья ее южного притока Ришелье, а по последнему — до большого проточного озера, которое с того времени известно под его именем (в английском произношении Шамплейн). При этом он открыл нагорье Адирондак, поднимающееся над западным берегом озера, и Зеленые горы, протягивающиеся на небольшом расстоянии от его восточного берега. Шамплен составил карту и описание озера и его района.
  В Новой Франции было очень много пушного зверя и очень мало жителей. Охотничьи угодья в районе озера Онтарио принадлежали гуронам. К югу бродили более многочисленные ирокезы. Когда Шамплен прибыл к Онтарио, ирокезы снова продвигались с юга на север, вытесняя гуронов и их соседей — алгонкинов. Первые французские колонисты во главе с Шампленом приняли участие в междоусобных индейских войнах на стороне алгонкинов и гуронов, среди которых впервые поселились. Тогда ирокезы стали смертельными врагами французов.
  Как раз в это время голландцы появились у берегов Америки (1609 г.— вторичное открытие реки Гудзон). Уже в следующем году они устроили там фактории по скупке пушнины. Ирокезы стали союзниками голландцев и сменивших их англичан в борьбе против французов. К тому же англичане «превосходили французов в щедрости: в то время как французский король платил гуронам 50 франков за скальп англичанина, английский король давал вдвое дороже за скальп француза». Французы, постепенно продвигавшиеся на юг, встречали опасных врагов в лице ирокезов, получавших от своих союзников огнестрельное оружие в обмен на пушнину.

                  Открытия Шамплена и Брюле в области Великих озер

С 1609 по 1615 г. Шамплен почти ежегодно плавал из Франции к реке Св. Лаврентия, где собирал сведения о внутренних областях Северной Америки. Рассказы о море, находившемся где-то на северо-западе или на западе от Квебека, подтверждались сотнями индейцев, с которыми сталкивался Шамплен. (Французы смешивали сообщения о Гудзоновом заливе и Великих озерах.) Три пути, казалось, вели к этому морю, за которым Шамплену грезились Китай и Индия. Но один, северо-западный путь вверх по Сагенею — через угрюмые безлюдные области — приводил к лабиринту рек и озер, где бесполезны были самые надежные проводники. Другой, западный путь шел по реке Оттаве, третий, юго-западный — вверх по реке Св. Лаврентия до ее истоков.
  На поиски «Западного моря» Шамплен направлял вместе с индейцами молодых колонистов. Среди них выделился Этьен Брюле, который в 1608 г. шестнадцатилетним юношей, не получив никакого образования, отправился в Новую Францию вместе с Шампленом. С 1610 г. Брюле, скупая пушнину, жил в лесах среди индейцев, охотился вместе с ними, переходил от одного племени к другому и научился свободно говорить на различных местных диалектах ирокезского и алгонкинского языков. Это был первый типичный североамериканский «лесной бродяга» (соureur des bois), имя которого дошло
до нас, — охотник и скупщик пушнины, неутомимым землеискатель и землепроходец, если употреблять старорусские термины.
  В 1615 г. Шамплен и Брюле вышли с отрядом союзных гуронов от Квебека к устью Оттавы. Продвигаясь на запад, они поднялись по этой реке и ее притоку Маттаве к озеру Ниписсинг. А оттуда по «Французской реке» (Френч-Ривер) они вышли к большому заливу (Джорджиан - Бей) — части озера Гурон, до которого, как предполагают, еще раньше, во время своих скитаний, доходил тот же Брюле или другой квебекский «лесной бродяга». Оттуда Шамплен со своими индейцами повернул на юго-восток и, открыв на пути озеро Симко, достиг Онтарио. Он прошел на восток вдоль северного берега Онтарио и убедился, что именно из него вытекает река Св. Лаврентия. Затем Шамплен прошел на юг, к озеру О н айда, из которого вытекает порожистая река Осуиго, впадающая в Онтарио. После стычки с местными ирокезами он вынужден был отступить к Онтарио и вернулся в Квебек, повторив свой маршрут в обратном направлении и пройдя в общей сложности около 1600 км.
  Брюле отделился от основного отряда у озера Гурон, раньше Шамплена с группой союзных индейцев добрался до Онтарио и на челнах переправился через озеро. К югу от Онтарио он узнал о стычке Шамплена с ирокезами, собрал несколько сот гуронов и поспешил на помощь, но пришел к месту уже после отступления Шамплена. Тогда Брюле повернул на юг и по холмистой лесной местности дошел до какой-то реки. Следуя вниз по ее течению, он поздней осенью достиг длинного и узкого морского залива с чрезвычайно изрезанными берегами, в который впадало несколько больших и множество малых рек. Большая река, течение которой он проследил, была Саскуиханна, залив — Чесапикский, полоса суши, отделяющая залив от океана, — полуостров Делавэр. Весной следующего года Брюле отправился обратно в Квебек. По дороге на его группу напали ирокезы; все его спутники разбежались, удалось скрыться и Брюле, но после нескольких дней блужданий по лесам, он, чтобы не умереть с голоду, положился на благородство случайно встреченных ирокезов, слухам о «свирепости» которых, очевидно, сам не очень верил. Ирокезы не только накормили одинокого француза, но дали ему проводников до страны своих врагов — гуронов. Среди последних Брюле прожил два года и только в 1619 г. вернулся в Квебек.
  В 1621 г. Шамплен послал Брюле с другим «лесным бродягой» (Греноль) на разведку области, прилегающей с севера к Гурону. Они открыли там «Северный пролив» и цепь островов (Манитулин и др.), отделяющую его от главного бассейна озера Гурон. По-видимому, именно они открыли и реку Сент-Мари, текущую из «Великого Верхнего озера» в «Северный пролив», и пороги на этой реке (Со-Сент-Мари), и были первыми европейцами, которые прошли вдоль восточного и северного берегов Верхнего озера до 90°30' з. д.: в этом районе, у 48° с. ш., находятся озеро Брюле и река Брюле (англ. Брул), впадающая в западную часть Верхнего озера. Но безграмотные «лесные бродяги» не могли написать достаточно толковый отчет об этом великом открытии и составить точную карту своего пути, и позже открытие Верхнего озера часто приписывалось иезуитам.
  О дальнейшей судьбе Брюле известно лишь, что в 1633 г. он жил среди союзных индейцев-гуронов, чем-то восстановил их против себя и был убит.

   Николе и открытие озера Мичиган и верхнего бассейна Миссисипи

В 1634 г. Шамплен отправил на поиски «Западного моря» Жана Николе. Тот повторил маршрут 1621 г. Брюле — Греноля до устья реки Сент-Мари, а оттуда повернул на юго-запад, и за узким проливом Макинак открыл большое озеро Мичиган. Он прошел дальше на запад вдоль северного берега озера до длинного и узкого залива (Грин-Бей), проследил его в юго-западном направлении до реки (Фокс), впадающей в залив, с юга, поднялся по этой реке до ее верховья. От местных индейцев Николе узнал, что очень близко от него на западе находится «Большая Вода»: он думал, что речь идет о море. От верховья Фокса он двинулся на запад и почти незаметно перешел через невысокий и короткий водораздел к реке Висконсин; а эта река довела его до «Большой Воды», как индейцы называли текущую на юг реку Миссисипи. Николе не стал ее исследовать. У него сложилось впечатление, возможно, от неправильно понятых рассказов местных индейцев, что Миссисипи — сравнительно короткая река, впадающая в «Южное море». И, вернувшись в Квебек, он сообщил, что открыл судоходную реку, по которой легко и быстро можно достигнуть Тихого океана.

                                            Иезуиты в области Великих озер

После основания Квебека сотни французских охотников и десятки монахов-иезуитов направлялись в глубь материка. Охотники добывали меха, иезуиты «завоевывали» души, распространяя среди индейцев католическую веру. Их успехи в деле религиозной пропаганды были невелики. Но в своем стремлении обратить на «истинный путь» возможно большее количество «за; блудших язычников» иезуиты совершили в центре Северной Америки крупные открытия.
  В 1628 г. французское правительство, по настоянию иезуитов, запретило евангелическое богослужение в колонии. Из-за этого протестанты — гугеноты, то есть наиболее предприимчивая и богатая часть французского населения, были навсегда потеряны для Канады. Они стали выселяться в Пруссию, Голландию, Англию, в английские колонии. Гонение на гугенотов было большим ущербом для Новой Франции, сильной помехой для ее роста и экономического развития. Французская католическая иммиграция в Северную Америку всегда была незначительна. В то время как в Канаде было только 3000 «белых», в Новой Англии, колонизация которой началась почти на четверть века позднее, в 1640 г. было уже 24 000 «белых».
  В первую очередь иезуиты начали работу среди приозерных гуронов. В 1634 г. к ним отправились три монаха, в том числе Жан Бребеф. Канадские леса весной непроходимы; «отцы» должны были путешествовать «по индейскому способу», поднимаясь на лодках порекамСв. Лаврентия и Оттава. Католические писатели очень красочно описывают путешествия иезуитов, окружая их ореолом мученичества и даже святости. Нужно сказать, впрочем, что условия их передвижения были таковы же, что и «лесных бродяг», в жизни которых очень трудно найти «признаки святости»: «Сколько раз приходилось им... бросаться в воду, чтобы не дать быстрому течению унести их утлые челны; сколько раз они должны были вытаскивать свои лодки на сушу и переносить их на спинах через береговые заросли, чтобы обойти пороги! С окровавленными ногами, в лохмотьях, опухшие от укусов комаров, истощенные лишениями и усталостью, они достигал, наконец, стоянок гуронов... Но гуроны оказались гораздо более дикими, грязными и подозрительными, чем представляли себе иезуиты... пребывание в темных, прокопченных дымом вигвамах, кишащих насекомыми... было непрерывным мучением» (Бемер). Однако гуроны оказались не так страшны, и иезуиты мало-помалу втерлись в доверие к ним. После шестилетней пропаганды «черные сутаны» собрали большое количество гуронов в постоянные поселения и основали не: сколько миссионерских станций у озера Гурон.
  Жану Бребефу приписывают открытие пятого из Великих озер — Эри — ,в 1640 г.; однако первое известие о Ниагарском водопаде (между Эри и Онтарио) относится к 1648 г. Как раз в это время вспыхнула истребительная война ирокезов против гуронов и союзных с ними французов. Эта борьба продолжалась четверть века. Начиная с 1648 г. ирокезы, подстрекаемые англичанами и голландцами, разрушили одну за другой все иезуитские станции, перебили всех французов, кто попал им в руки, в том числе всех «людей в черных сутанах», которых они особенно ненавидели, как и их протестантские союзники. Ирокезы захватили и Бребефа,человека огромного роста, очень сильного и выносливого. По католической легенде, ирокезы привязали его к «столбу пыток», отрезали ему нос и губы, сняли с его головы скальп, разрубили ноги; наконец, один воин, пораженный его стойкостью, вырвал из груди бьющееся сердце и съел его еще теплым, «чтобы увеличить свою силу кровью храбреца».
  Большинство гуронов было истреблено. Лишь нескольким сотням их удалось уйти в Квебек и поселиться в этом районе; другая часть вошла в состав различных племен союза ирокезов, их смертельных врагов.
  Попытки иезуитов «обратить» индейцев и создать в Канаде особое «государство в государстве», под верховной властью римского папы, закончились полным провалом. Колониальные власти (по указанию метрополии) принуждали «отцов» переселять обращенных индейцев поближе к французским поселкам и старались превращать их возможно быстрее во французов. Власти доброжелательно относились к бракам между «краснокожими» и «бледнолицыми». Эта политика, водка, оспа и распространяемый колонизаторами сифилис, а также голландское и английское огнестрельное оружие в руках ирокезов привели к тому, что большая часть индейцев в Новой Франции вымерла. Зато появилась новая этническая группа франко-индейских метисов, давшая ряд выдающихся «лесных бродяг», с помощью которых французы и англичане открыли и исследовали гигантские внутренние области Северной Америки.
  Иезуиты стремились уйти подальше от французских колониальных властей. С помощью проводников-индейцев и метисов они закончили открытие Великих озер, в том числе Верхнего и Мичигана,, и были первыми европейцами, исследовавшими эти озера и селившимися у их берегов. По следам французских «лесных бродяг», которые, скупая пушнину, умели находить стоянки самых отдаленных индейских племен, иезуиты стали пионерами в деле открытия внутренних областей Северной Америки и во второй половине XVII в. проникли в бассейн Миссисипи.


Просмотров: 871