АНГЛИЙСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ НЬЮФАУНДЛЕНДА И АТЛАНТИЧЕСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Колонизация англичанами Ньюфаундленда, Уолтер Роли и судьба Виргинии — первой английской колонии на американском материке, Экспедиция Госнолда, Основание новой колонии Виргинии, «Пилигримы» на «Майском Цветке» и первая английская колония в Новой Англии, Новые Нидерланды и их судьба

АНГЛИЙСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ НЬЮФАУНДЛЕНДА И АТЛАНТИЧЕСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ

Расширение для заработка в браузере без вложений

                          Колонизация англичанами Ньюфаундленда

В последней четверти XVI в. в водах Ньюфаундленда собиралось ежегодно до 400 рыболовных судов разных национальностей. Английских судов было немного, но они были лучше оснащены и вооружены, и английские капитаны присвоили себе право выступать в роли судей при спорах и столкновениях между рыбаками у Ньюфаундленда. Сам остров мало интересовал европейцев до «великого» открытия Фробишера. Но когда тот привез в Англию свой «золотой» груз, Ньюфаундленд получил в глазах англичан двойное значение: он сторожил кратчайший путь в «Катай» и за ним лежала «золотая страна» Фробишера.
  Англичанин Хемфри Гилберт, сводный брат фаворита королевы Уолтера Роли, получил от Елизаветы патент «на открытие и управление Ньюфаундлендом». Гилберт, основываясь на праве первого открытия Каботом острова, объявил его английским владением, несмотря на протесты французского правительства. Гилберт перевез из Англии на остров 250 человек и пытался основать на юго-восточном берегу первую английскую заокеанскую колонию Ньюфаундленд (1583 г.). Эта попытка была неудачна. Колонисты испытывали недостаток во всем, кроме рыбы и топлива. Среди них начались болезни. Недовольство грозило перейти в мятеж. Гилберт приказал отрезать уши недовольным, но в конце концов вынужден был уступить и отвез колонистов обратно в Англию. На обратном пути он погиб во время бури. Прошло еще четверть века, пока английские моряки основали первый постоянный рыбачий поселок на восточной окраине острова. Из этого поселка вырос крупнейший портовый город Ньюфаундленда, его столица — Сент-Джонс.

Уолтер Роли и судьба Виргинии — первой английской колонии на американском материке

Уолтер Роли (Ралей) был небогатым английским дворянином, мечтавшим о головокружительной карьере. У него не было ни состояния, ни знатности, но он твердо верил, что путь к тому и другому лежит для красивого молодого человека через покои «девственной» королевы Елизаветы. Затейливыми выдумками обратил он на себя ее внимание и стал одним из ее фаворитов. Роли мечтал о несчетных богатствах Индии, о сокровищах Мексики или Перу, о стране Эльдорадо. Его брат Гилберт искал золотую страну у Северо-западного прохода. Роли решил искать ее за океаном прямо на западе. Он получил королевский патент на колонизацию территории Северной Америки к северу от испанских владений (то есть от Флориды).
  В 1584 г. Роли отправил за океан на разведку два небольших судна. Они достигли американского берега у 35-й параллели, где почти нет удобных гаваней. Капитаны посетили два острова, расположенных у лагуны Памлико и залива Албемарл (36° с. ш.), и соседний материковый берег и вступили там в сношения с местными жителями. Вернувшись на родину, они охарактеризовали индейцев как людей «диких и ленивых, храбрых и гостеприимных, любопытных и доверчивых, очень склонных, менять продукты своей страны на английские товары, особенно на металлические изделия». И капитаны очень хвалили красоту страны, мягкость ее климата, плодородие ее почв. Тогда скупая королева расщедрилась, и Роли мог немедленно снарядить вторую экспедицию уже из пяти судов под командой Ричарда Гринвилла для колонизации вновь открытой страны. Благодарный фаворит; назвал будущую английскую колонию Виргинией (Девственной, от латинского virgo- дева) в честь своей покровительницы.
  В 1585 г. Гринвилл основал на острове Роанок (у южного входа в залив Албемарл) первое английское поселение у материка Северной Америки, а сам вернулся обратно. В этом пункте поселилось 180 человек, преимущественно промотавшихся дворян, мечтавших о немедленном обогащении. А «дикари» сразу распознали, какому богу поклоняются «цивилизованные» англичане и, насмехаясь над ними, передавали сказки о богатейших золотых месторождениях в их стране и жемчужных мелях у их берегов. После нескольких месяцев напрасных поисков колонисты так озлобились, что начали с оружием в руках нападать на индейцев. Те перестали доставлять продукты в обмен на английские товары. Весной 1586 г. колонисты дошли до крайности. Неожиданно у берега показалась флотилия Френсиса Дрейка, возвращавшегося в Англию после очередного пиратского набега на испанские колонии. Дрейк забрал переселенцев с собой и доставил их на родину. Они привезли с собой только небольшой груз табаку, и Роли и другие законодатели мод вскоре распространили в Англии курение табака.
  Вскоре после эвакуации колонии туда прибыл Гринвилл на трех кораблях. Не зная о том, что произошло, он оставил в опустевшей колонии 15 человек, чтобы сохранить за Роли его владение. Все оставленные вскоре были перебиты индейцами. В начале 1587 г. Роли повторил попытку массовой колонизадии Виргинии. На трех кораблях прибыла новая партия переселенцев — всего более 200 человек. Но вскоре разгорелась англо-испанская война; новая колония была брошена на произвол судьбы, и все переселенцы либо умерли от голова, либо были перебиты индейцами. После этого Роли, как и его высокая покровительница, охладел к такому убыточному проекту.

                                                         Экспедиция Госнолда

В последний год царствования королевы Елизаветы (1603) Бартоломью Госнолд организовал экспедицию на одном судне (32 человека экипажа). От юго-западной оконечности Англии (50° с. ш.) он взял курс прямо на запад и старался по возможности держаться этого направления. Ветром его корабль отнесло на юг. Он пересек океан, не встретив ни одного острова, и коснулся американского материка у 42° с. ш. Длинный и узкий полуостров, в виде серпа, образует в этом месте залив, открытый к северу. Госнолд видел там большие косяки трески и назвал полуостров Кейп-Код («мыс Трески»). Обогнув с юга полуостров, он прошел в западном направлении вдоль берега около 200 км. Время было летнее, и Госнолд был очарован природой новой страны. Он высаживался на берег материка и вступал в сношения с индейцами. Известно, что эти «дикари» почти всегда радушно встречали первых «белых», посещавших их страну, кормили их, указывали лучшие угодья для охоты и рыболовства. Поэтому Госнолд, вернувшись на родину через четыре месяца, восторженно описал открытую им область Нового Света.
  Англичан не столько удивило описание Госнолда, сколько время, затраченное им на экспедицию. Оказалось, что за океаном, в немногих неделях пути от Англии, есть страна с мягким климатом и кроткими жителями, страна удобная для переселения «избыточного» населения Старой Англии. Новый морской путь, открытый Госнолдом, сократил почти на треть обычный путь, проложенный испанцами после экспедиций Колумба. Вскоре после этого были организованы две компании для колонизации Америки, неожиданно «приблизившейся» к Англии, — Лондонская и Плимутская, получившие соответствующие патенты от нового английского короля Якова I Стюарта.
  Конечным результатом нового колонизационного движения было возникновение в Северной Америке тринадцати английских колоний, отпавших позднее от метрополии и ставших ядром Соединенных Штатов Америки.
  Компании получили право основывать колонии на атлантическом берегу Северной Америки между 34 и 45° с. ш., а в глубь территории — «от моря до моря». (Позднее Виргиния основывала на этом свои права и на все западные земли.) Компании обязывались распространять христианство среди «диких» и утверждать среди колонистов англиканскую церковь. В большей части королевских грамот повторялось следующее положение: «Колонисты и их потомки остаются англичанами во всех отношениях: они пользуются всеми правами и привилегиями внутри американских поселений точно так же, как если бы они оставались на родине». На этом основании американцы в XVII и первой половине XVIII в. противились произволу своей метрополии, а во второй половине XVIII в. основывали свои притязания на независимость.

                                       Основание новой колонии Виргинии

В 1607 г. три небольших судна с 105 колонистами, почти исключительно мужчинами, оставили Англию и после долгого плавания в бурном море вошли в Чесапикский залив. Они плыли вверх по реке, которую в честь короля Якова (Джемса) назвали «Джемс - ривер», и у ее берегов заложили первый английский поселок на американском материке — Джемстаун. Эти виргинские поселенцы оставляли Англию добровольно. Они принадлежали к господствующей в Англии государственной церкви — англиканской (епископальной). Большая часть были джентльмены-неудачники, «ленивые и порочные люди: их выслали за океан родные, чтобы избавить себя от позора, в надежде, что те в несколько лет разбогатеют или погибнут». Виргинские поселенцы были похожи во многих отношениях на испанских идальго и португальских фидалгу, бросившихся за океан после открытия Америки.
  Среди первых «виргинцев» были редкие люди другого типа — энергичные и не гнушавшиеся работой. Таким был фактический основатель Виргинии капитан Джон Смит. По его собственным словам (не всегда заслуживающим доверия), Смит служил раньше солдатом в войне против испанцев в Нидерландах и в войне против турок в юго-восточной Европе. Там он остался на поле сражения — раненый среди мертвых. Его нашли турки и продали в рабство — в Крым. Он убил своего господина и ушел на Дон к русским. Он странствовал потом несколько лет по Европе и Северной Африке, воротился на родину, а оттуда отправился в Новый Свет. Этот авантюрист был назначен Лондонской компанией правителем колонии и стал первым англо-американским «патриотом». Смит говорил: «Пусть переселенцы погибнут еще и еще раз, а я буду постоянно привозить новых и новых». Он пробовал учить труду ленивых и праздных дворянчиков: «Не одно серебро и золото, но произведения земли и все, что будет найдено, дает стране цену».
  Лондонская компания стремилась найти кратчайший путь к Китаю; ей были нужны высокие прибыли, добыча золота и серебра, а этого Виргиния не могла дать. Компания обвиняла в неспособности правление колонии и в первую очередь Смита. Через два года после основания Джемстауна он был временно устранен от должности. Семь кораблей с 300 новыми переселенцами, среди которых было немало ссыльных и уголовных преступников, отправились из Англии в Виргинию. Лондонская компания назначила лорда Делавэр пожизненным правителем всех ее американских владений. Лорд отправился туда, но через несколько месяцев вернулся на родину. Его именем назван залив к северо-востоку от Чесапикского (39° с. ш.) и небольшой полуостров между этими заливами.
  Из-за массы бездельников и негодяев-переселенцев колония сразу приобрела такую дурную славу, что некоторые англичане соглашались лучше отправиться на виселицу, чем в Виргинию: «На эту прекраснейшую страну пал страшный позор; она считалась подходящим местом ссылки для величайших мошенников».
  Для новой колонии выгоднее всего было культивировать табак, так как мода курения табака начала распространяться по Западной и Центральной Европе. Хлебопашеством в Виргинии почти не занимались, очень мало обращали внимания и на скотоводство. Индейцы должны были доставлять колонистам съестные продукты. Если они этого не делали, то колонисты грабили, их деревни.
  Очень скоро введено было рабство в интересах табачных плантаторов. В 1620 г. голландцы привезли первых негров в колонию и выгодно продали их в Джемстауне. Сильные, привыкшие к влажному и жаркому климату Западной Африки, негры оказались отличными работниками и приносили своим господам большую прибыль. В следующие годы негров стали ввозить такими крупными партиями, что рабов в Виргинии стало больше, чем свободных людей.
  Джон Смит исследовал приморскую полосу и старался поддерживать мирные отношения с местными индейцами. Колония, хоть и медленно, развивалась. Каждый год прибывало из Англии более тысячи новых переселенцев. Табак рос в цене, так как курение все шире распространялось в Европе.
  Англичане (как и голландцы), в противоположность испанцам, португальцам, французам, старались не смешиваться с покоренными туземцами и поддерживали «чистоту своей расы». В течение первых лет колонизации мир между англичанами и индейцами не нарушался. Но требования колонистов стали чрезмерными. Они нагло захватывали земли индейцев, обманывали и грабили их. В 1622 г. индейцы, раньше вполне миролюбиво настроенные, восстали против своих притеснителей. В одно и то же время, по сигналу, они напали на переселенцев, рассеянных небольшими группами в районе Джемс-тауна, и убили — по «Истории Виргинии» — 347 колонистов без различия пола и возраста, но многие колонисты спаслись в Джемстауне. Виргинцы ответили истребительной войной против всех вообще индейцев, даже тех, которые, очевидно, не могли принимать участия в «коварном» нападении. Расправившись с окрестными индейцами, виргинцы принялись и за отдаленные племена, обязав их представлять заложников. С того времени колонизаторы стали проводить «индейскую политику», которая откровенно выражена циничной фразой: «Хорош только мертвый индеец».

«Пилигримы» на «Майском Цветке» и первая английская колония в Новой Англии

Плимутская компания за соответствующую денежную сумму разрешила пуританам, преследуемым на родине, селиться на отведенной ей обширной территории. Они снарядили на южном берегу Англии, в Саут-гемптоне, судно «Мейфлауэр» («Майский Цветок», 100 т).
  Пуритане часто называли себя пилигримами, потому что на этом бренном свете считали себя странниками, пришедшими из небытия и стремящимися к «небесной родине». Но на время их земного существования им нужна была земная родина. И вот в сентябре 1620 г. 120 «пилигримов», включая сюда женщин и детей, двинулись на «Майском Цветке» за океан искать Новую Англию. Прошло больше двух месяцев, прежде чем «пилигримы» увидели американский берег. Местом высадки назначено было устье реки Гудзон. Но капитан «Майского Цветка», подкупленный, по преданию, голландцами, считавшими этот район своим владением, взял слишком северный курс и вошел в залив Массачусетс. Под дождем, пополам со снегом, судно шло вдоль берега, пока не достигло необитаемого острова. Следующий день колонисты провели «в тишине и молитве». То было первое скучное пуританское воскресенье в Новом Свете.
  В понедельник «пилигримы» исследовали гавань, которая показалась им отличной. В прилегающем районе они нашли хорошую воду и индейские поля, засеянные маисом. Этот понедельник называется в США «прародительским днем», в память о предках «стопроцентных» американцев-северян («янки»), вступивших в этот день во владение своей новой родиной — Новой Англией.
  25 декабря 1620 г. были заложены первые дома в «Новом Плимуте», на северо-западном берегу залива Кейп-Код. Через несколько недель колонисты организовались на военный лад; на холме у Плимута построена была крепость, и на стенах ее поставлены пушки. Первая зима в Новой Англии была сурова и унесла много жизней. Весной пуритане разбили сады и приступили к посеву хлебов. О богатом урожае, как о радостном событии, пуритане сообщили своим европейским единоверцам, чтобы привлечь их в Новую Англию. Вскоре туда прибыла вторая партия колонистов. Первые два года «пилигримы» совместно обрабатывали землю, а продукты делили между собой. Но уже весной 1623 г. они перешли к «единоличному хозяйству».
  Эти благочестивые, гонимые у себя на родине пуритане вели себя в отношении индейцев не лучше, чем последователи господствующей англиканской церкви в Виргинии или чем «проклятые паписты» (католики) в тропической Америке. Как только «пилигримы» получили подкрепление из-за океана, они, сославшись на мнимый заговор, организовали массовую резню ни в чем неповинных и беззащитных индейцев-алгонкинов в районе залива Массачусетс. Вожди и сотни простых индейцев были схвачены в их вигвамах (жилищах) и убиты. Ничем не вызванное массовое убийство так устрашило алгонкинов, что они оставили страну своих отцов и ушли на запад. Христиане поспешили сообщить о победе над «язычниками» своим европейским друзьям, и один из последних писал в Новую Англию: «Как было бы прекрасно, если бы прежде, чем перебить индейцев, вы обратили некоторых из них в христианство».
  Оттеснивши индейцев в глубь страны, пуритане начали селиться небольшими группами вдоль побережья залива Массачусетс и занялись рыболовством. К 1624 г. рыбачьи поселки растянулись на 50 км севернее Плимута, и первые европейские рыбаки появились в обширной бухте, позднее названной Бостонской. К ним присоединились и земледельцы, основавшие там более крупные поселения. Так возникла пуританская колония Массачусетс. Эти колонисты были рачительными хозяевами и хорошими работниками. Стремясь к прочной оседлости на своей новой родине, пуритане разводили всевозможные растения, кроме табака; последний разрешали сеять только в небольшом количестве, «как лекарство».
  Пуритане и христиане различных других сект устремлялись в 30-х годах XVII в. в большом числе в Новую Англию, чтобы избежать преследований со стороны королевской власти Старой Англии и ее прислужницы — господствующей епископальной церкви. Пришельцы водворялись в старых поселениях или основывали новые, среди которых скоро выделился Бостон.
  Так на восточном берегу Северной Америки, в двух районах, отстоявших друг от друга на расстоянии примерно 1000 км, возникли две английские колонии: первая — южная, рабовладельческая Виргиния, заселявшаяся отбросами классов, господствовавших в Англии XVII в., приверженцами государственной епископальной церкви; вторая — северная, ячейка Новой Англии, Массачусетс, заселявшаяся преимущественно буржуазными элементами, сторонниками «свободного труда», по религии сектантами, гонимыми у себя на родине. Те — южане — стали вскоре называться виргинцами; эти — северяне — бостонцами, или «янки». Но как ни отличались они характерами, прежней профессией, религиозными взглядами, начали они одинаково: окропили индейской кровью землю своей новой родины.

                                              Новые Нидерланды и их судьба

Английские колонии были сначала отрезаны друг от друга длинной береговой полосой, где возникли голландские и шведские поселения—Новые Нидерланды на реке Гудзон, в устье которой возник город Новый Амстердам, и Новая Швеция, у 40-й параллели, по обе стороны узкого залива, позднее названного Делавэр: там построен был форт Христиания, заселенный шведскими и финскими крестьянами.
Таким образом, уже в первой половине XVII в. атлантический берег Северной Америки был колонизован представителями многих европейских народностей: считая с севера на юг, там начали оседать французы (а с ними бретонцы и баски), англичане (бостонцы), голландцы, шведы и финны, снова англичане (виргинцы) и испанцы, — не считая мелких групп других национальностей, появившихся в Новом Амстердаме и его окрестностях.
  Шведская колония существовала недолго — меньше 30 лет — и завоевана была голландцами (в 1655 г.). После этого Новые Нидерланды стали очень серьезной угрозой для английского господства на восточном побережье Северной Америки. Вопрос разрешен был войной в Европе — второй англоголландской войной (1667 г.). Голландцы одержали победу на море, их флот проник в Темзу и сжег пригороды Лондона. Карл II Стюарт поспешил заклкючить мир. Англия потеряла свои последние владения на Молукках; обе стороны сохранили свои опорные пункты на Золотом Берегу, очень важном для христианских торговцев «язычниками» — неграми; Нидерланды закрепили за собой в Южной Америке Суринам (Нидерландскую Гвиану), но отказались в пользу Англии от своих владений в Северной Америке, которые казались менее доходными. Новый Амстердам был еще за три года до перехода в английские руки «авансом» подарен Карлом II его брату герцогу Йоркскому. После заключения мира город был переименован в Нью-Йорк; таким именем стала называться и вся новая «среднеатлантическая» английская колония.


Просмотров: 846