РАСШИРЕНИЕ ГРАНИЦ «НОВОЙ ИСПАНИИ»

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Экспедиции Гарая и Нарваэса, Открытие тихоокеанских берегов Мексики и поход Альварадо в Гватемалу, Поход Кортеса в страну Гондурас, Поход Нуньо Гусмана, Четыре экспедиции в Южное море и открытие полуострова Калифорния

РАСШИРЕНИЕ ГРАНИЦ «НОВОЙ ИСПАНИИ»

Расширение для заработка в браузере без вложений

                                 ЭКСПЕДИЦИИ ГАРАЯ И НАРВАЭСА

После падения столицы ацтеков Кортес разослал вооруженные отряды во все стороны, чтобы расширить границы Новой Испании — так конкистадоры назвали завоеванную ими страну. Сам Кортес отправился на северо-восток и окончательно завоевал бассейн реки Пануко, построил там крепость и оставил сильный гарнизон.
   На эту область претендовал Франсиско Гарай — губернатор Ямайки, опираясь на право первого открытия (экспедиция Пинеды). Несмотря на прежние неудачи, Гарай решил снова попытать счастья. Он отправился в область Пануко с отрядом, состоящим из тысячи человек, на 13 кораблях (1523 г.). Но буря отбросила весь флот далеко к северу, примерно к 25° с. ш. Отряд вынужден был высадиться у обширной лагуны, где «многим страна показалась слишком бедной и неприветливой». Гарай решил, не задерживаясь в этой пустынной и болотистой местности, двинуться сухим путем на юг, к реке Пануко (22° с. ш.), а флоту приказал следовать за ним вдоль берега. Неудачи продолжали его преследовать. Он потерял связь с флотом, его солдаты голодали. Начались массовые грабежи, и тогда местные индейцы стали поголовно покидать свои селения, заслышав о приближении испанцев. Войско Гарая быстро таяло, так как солдаты дезертировали большими группами, стремясь скорее добраться до богатой Мексики. Между тем флот Гарая достиг реки Пануко и добровольно перешел на сторону Кортеса. Тогда Гарай смирился. «Жалея» неудачника, Кортес пригласил его к себе, в Мехико, и принял там с большим почетом. Гарай в Мехико сошелся с другим неудачником — Нарваэсом. По его просьбе Кортес разрешил Нарваэсу вернуться на Кубу и даже дал на дорогу денег, за что тот униженно благодарил «великодушного» победителя. Сам Гарай скоропостижно (в том же 1523 г.) умер в Мехико. Но еще долго на испанских картах XVI в. весь северный берег Мексиканского залива назывался Землей Гарая.
   Панфило Нарваэсу удалось позднее закончить дело, начатое Гараем. Он высадился с отрядом на берег Флориды, у залива Тампа (28° с. ш.), прошел с боями до залива Апалачи (30° с. ш.) повторил один из маршрутов Пинеды и вошел в устье «реки Святого Духа», на этот раз, несомненно, в устье Миссисипи, где и утонул (1528 г.). Его люди были перебиты индейцами; остались в живых только немногие, но и те попали в плен к индейцам.

          ОТКРЫТИЕ ТИХООКЕАНСКИХ БЕРЕГОВ МЕКСИКИ И ПОХОД  АЛЬВАРАДО В ГВАТЕМАЛУ

На юг от города Мехико Кортес отправил своего верного помощника — Гонсало Сандоваля. Тот открыл горную область, населенную индейцами - сапотеками, и достиг Южного моря (Тихого океана) в районе западнее залива Теуантепек. Приморскую область он легко покорил, но сапотеки оказали испанцам упорное сопротивление. Они жили в малодоступных горах, куда конница никак не могла добраться, а пехота должна была идти гуськом вдоль обрывов, по узким и скользким тропам. Сапотекские воины, отлично вооруженные, крепкие и необычайно ловкие, носились вдоль обрывов так уверенно и быстро, что испанцы никак не могли поспеть за ними. Другие испанские отряды продвинулись в то же время в западном направлении от города Мехико и также достигли тихоокеанского побережья в области Колима. В течение нескольких месяцев было открыто южное побережье Новой Испании — примерно от 20-й параллели до Теуантепекского залива — на протяжении около 1000 км.
   Теуантепекский перешеек (самое узкое место нынешней Мексики) был открыт и покорен другим офицером Кортеса — Педро Альварадо, которого индейцы прозвали «Солнышком», так как «он был очень хорош собой: статный, подвижный, с отличными манерами, с таким красивым приветливым лицом и ласковыми речами, что казался сияющим, как солнышко». Этот «сияющий» конкистадор опустошил всю область и захватил громадную добычу. Он начал там постройку укрепленного города и распределил землю между своими солдатами, а затем, выкачав от индейцев все их золото, бросил на произвол судьбы и недостроенный город, и колонистов. Новый город скоро запустел: земля там была плохая, климат нездоровый, и колонисты разбрелись по Мексике. Индейцы не раз восставали, и Альварадо совершил туда вторичный поход.
   После покорения Теуантепека Альварадо, по приказанию Кортеса, выступил в поход на юго-восток, где расположена была горная страна Гватемала. Отряды или, точнее, банды Альварадо двигались вдоль тихоокеанского берега страны. Низменную, очень узкую приморскую область он (как раньше Сандоваль) завоевал без значительных усилий, но горцы и здесь героически сопротивлялись испанцам. Альварадо применил тактику Кортеса: он использовал взаимную вражду туземных племен и с помощью жителей низменных районов Гватемалы разбил воинственных горцев. В результате Альварадо открыл и формально подчинил испанской короне самую высокую из горных стран Центральной Америки. Его отряды обследовали тихоокеанское побережье еще на 1000 км от западной окраины Теуантепекского залива до залива Фонсеки; последний был открыт уже за два года до этого экспедицией Хиля Гонсалеса Авилы, двигавшегося морем в противоположном, северозападном направлении — со стороны Панамского перешейка и завоевавшего Никарагуа (1522 г.). А за четыре года до этого (1516 — 1518 гг.) испанцы под начальством свирепого ученого конкистадора, лиценциата Гаспара Эспиносы, истребив большую часть и без того немногочисленного индейского населения, обследовали и опустошили все тихоокеанское побережье Панамы и Коста-Рики. После всех этих походов, к концу 1524 г.,испанцам стало известно тихоокеанское побережье Центральной Америки на протяжении около 4000 км.

                            ПОХОД КОРТЕСА В СТРАНУ ГОНДУРАС

На тихоокеанских берегах Центральной Америки конкистадоры к концу 1524 г. не нашли и следов морского прохода в Атлантический океан. Но еще раньше, чем это стало известно, а именно в 1523 г., Кортес решил сделать еще одну попытку отыскать проход со стороны Карибского моря и обследовать для этого наименее известный, почти никем не посещаемый гондурасский берег. К тому же он давно слышал, будто Гондурас исключительно богат золотом и серебром. «Иногда моряки, побывавшие там, рассказывали прямо чудеса: например, будто индейцы тамошних мест при рыбной ловле употребляют грузила из чистого золота».
   Во главе новой экспедиции Кортес поставил своего любимца Кристоваля Олида и послал пять кораблей по маршруту Веракрус — Куба — Гондурасский залив, рассчитывая на недостаточную бдительность Веласкеса. Прошло больше полугода, и к Кортесу стали поступать доносы, что Олид отложился от него, подстрекаемый Веласкесом, и овладел Гондурасом в своих личных интересах. Тогда Кортес отправил уже прямо в Гондурас, минуя Кубу, вторую эскадру с приказом во что бы то ни стало захватить Олида. Прошло еще несколько месяцев — и об этой экспедиции не было ни слуху ни духу. Дело в том, что в Гондурасском заливе все корабли новой флотилии Кортеса затонули во время бури; часть экипажа погибла, а уцелевшие вынуждены были сдаться. Попал в плен к Олиду и командир флотилии Франсиско Лас Касас. В плену он сошелся с Хилем Гонсалесом Авилой, завоевателем Никарагуа, который попал в руки Олида во время набега на «бесхозяйный» Гондурас. Они составили заговор и вовлекли в него даже часть солдат Олида. Во время очередного похода на гондурасских индейцев, за товарищеским ужином, заговорщики внезапно бросились на Олида, тяжело ранили, затем устроили суд и на следующий день обезглавили его. Люди Олида объявили, что «раскаиваются» и признают над собой власть Кортеса. Но сам Кортес был далеко и не знал всего этого. Он решил, что нельзя больше доверять ни морю, ни своим офицерам и что он должен лично отправиться сухим путем в Гондурас.
   Кортес выступил из Мехико в октябре 1524 г. с отрядом из 250 солдат-ветеранов (не считая молодых солдат, только что прибывших из Испании) и нескольких тысяч мексиканских индейцев. Путь шел сначала вдоль берега Мексиканского залива, затем отряд углубился в чащу тропических заболоченных лесов, так как Кортес решил пройти к гондурасскому берегу кратчайшим путем, оставив к северу Юкатан. Но, чтобы проделать этот кратчайший путь, отряду Кортеса понадобилось больше полугода. Съестные припасы вышли, и конкистадоры питались кореньями. Работать пришлось не только индейцам, но и всем испанцам, не исключая офицеров; работали с величайшим напряжением, почти всегда в воде — валили лес, вбивали сваи, строили мосты. Испанцы и их союзники индейцы, привыкшие к сравнительно умеренному и сухому климату Мексиканского нагорья, тяжело страдали от тропических ливней и жары. Десятки испанских солдат и сотни мексиканцев пали во время перехода через страну Петен. К началу мая 1525 г. сильно поредевший отряд Кортеса вышел к берегу Гондурасского залива. За полгода он прошел по не исследованной раньше местности, по прямой линии, не больше 500 км, а действительное расстояние было гораздо больше, так как испанцы часто кидались наудачу из стороны в сторону и даже кружились на одном месте. И понадобилось еще несколько недель, чтобы отряд добрался до города Трухильо, основанного Франсиско Лас Касасом на юго-восточном берегу Гондурасского залива (у 18° с. ш.). Кортес прибыл туда еле живой: он был болен тропической малярией.
   А в Мехико в это время распространился слух о гибели Кортеса и его отряда. Имущество участников похода было продано с молотка, их индейцы розданы другим людям, их женам (мнимым вдовам) разрешили вновь выйти замуж, а власть в Мехико захвачена льстивым Саласаром, бывшим раньше доверенным лицом Кортеса. Узнав об этом, Кортес направил в Мехико верного человека. Тот тайно проник в столицу и сообщил «конкистадорам первого призыва», которых Саласар преследовал, заключал в тюрьму, ссылал, даже вешал, что их вождь жив. На следующее утро многочисленные сторонники Кортеса захватили Саласара, посадили его в клетку, а затем жестоко расправились с его сообщниками.

                                              ПОХОД НУНЬО ГУСМАНА

Власть Кортеса над Новой Испанией была восстановлена, но сам он в это время тяжело болел и вернулся в Мехико только в июне 1526 г. Во время гондурасского похода сотни доносов на него были посланы в Испанию. По распоряжению короля был назначен новый наместник, так что завоеватель Мексики формально лишен был власти. Кроме того, в провинцию Пануко назначен был губернатором знатный дворянин Нуньо Гусман. С именем этого Гусмана связаны самые мрачные, самые кровавые страницы из истории испанской конкисты. Жертвы его опустошительных набегов исчисляются десятками тысяч, а по некоторым источникам, даже сотнями тысяч. Он тысячами клеймил местных индейцев и продавал их работорговцам с Антильских островов. Он «с каждым днем все наглел и дошел до того, что стал переходить границы Мексики, вмешиваться в ее внутренние дела, насиловать и даже казнить людей».
   Через год после возвращения Кортеса наместник Новой Испании, боясь, что Кортес захватит власть в стране, выслал его в Испанию (1527 г.). Король приказал торжественно встретить прославленного конкистадора, любезно принял и милостиво отпустил его. Он простил Кортесу все прогрешения, наградил богатыми поместьями в самой богатой мексиканской области, дал ему титул маркиза и «генерал-капитана Новой Испании и Южного моря». Но эти титулы были только пустыми звуками. Для управления Новой Испанией король назначил «аудиенсию» (судебно-административную коллегию) во главе с Нуньо Гусманом. «Произвол все рос да рос; между прочим, клеймение рабов достигло небывалых размеров, так что провинция Пануко совершенно обезлюдела». Лишь тогда королевским приказом «аудиенсия» была распущена. Но Нуньо Гусман продолжал бесчинствовать. Чтобы вознаградить себя за потерю власти, он предпринял поход в страну Xалиско (19—21° с. ш.), расположенную у Тихого океана. На пути туда он последовательно завоевал и опустошил все области, лежащие к западу от провинции Пануко, и «захватил тьму золота, действуя гадкой хитростью и небывалым насилием».

       ЧЕТЫРЕ ЭКСПЕДИЦИИ В ЮЖНОЕ МОРЕ И ОТКРЫТИЕ ПОЛУОСТРОВА КАЛИФОРНИЯ

Еще перед своей высылкой Кортес снарядил три малых судна в одной из гаваней на тихоокеанском берегу Мексики. Во главе этой первой экспедиции в Южное море он поставил своего двоюродного брата Альваро Сааведру. Заданием было: «идти на Молукки или в Катай, чтобы выяснить прямой путь на родину гвоздики и других пряностей». Сааведра двинулся в путь в конце октября 1527 г. В Мексику он не вернулся, и Кортес ничего не знал о его судьбе.
   В 1532 г., вернувшись в Новую Испанию, Кортес организовал вторую экспедицию в Южное море на двух кораблях. Она окончилась полным провалом: один корабль разбился у берегов Мексики, другой пропал без вести. Кортес послал в том же году из Халиско третью экспедицию на двух кораблях на поиски пропавшего судна. Буря разъединила их в первую же ночь. Один корабль был отброшен на запад и открыл «какой-то необитаемый остров на расстоянии ста часов пути»: вероятно, остров в архипелаге Ревилья Хихедо, примерно в 600 км к западу от Мексики, у 19° ю. ш. Другой корабль, отброшенный на северо-запад, открыл «остров» Санта-Крус (Святой Крест). В пути на корабле вспыхнул бунт. Мятежники убили капитана, высадились на «остров» и большей частью были перевиты местными индейцами. Немногие уцелевшие испанцы добрались да Халиско. Чтобы загладить убийство своего капитана, они распространили слух, то «остров» изобилует жемчугом и вообще «чрезмерно восхваляли богатства новооткрытой земли». Этот «остров Святого Креста» был на самом деле полуостровом Калифорния, но связь этой земли с американским материком была окончательно доказана лишь много лет спустя.
   Получив ложные сведения о богатствах нового «острова», Кортес снарядил четвертую экспедицию на трех кораблях и набрал более 300 человек для организации там колонии. Эту экспедицию он повел лично в 1533 г., достиг Калифорнии и послал суда за колонистами и припасами На обратном пути два судна сели на мель, лишь одно вернулось в Калифорнию. Кортес сам отправился на поиски пропавших двух кораблей. Их нашли в тяжелом положении, сняли с мели и привели в Калифорнию со всем грузом. Земля, открытая Кортесом, — одна из самых жарких стран на земном шаре. Сам Кортес якобы дал ей имя «Калида Форнакс» (по-латыни — жаркая печь), откуда и пошло название — Калифорния. Большинство колонистов болело от жары и лишений; смертность среди них усиливалась. Болен был и Кортес, но отказывался вернуться в Мехико, «так как опасался насмешек и издевательств ввиду безрезультатности экспедиции». Нужно было вмешательство его жены, чтобы заставить его покинуть новую колонию (1536 г.).
   Начальником «острова» Кортес назначил Франсиско Ульоа. Тот проник в 1539 г. дальше на север, в длинный Калифорнийский залив, который он назвал «морем Кортеса»; но чаще залив называли Багряным морем «от красных водорослей, окрашивающих воды некоторых бухт, или скорее... от темно-красных песков, окаймляющих его берега». Ульоа нигде на севере не нашел выхода из Багряного моря, хотя и обследовал западное побережье залива на протяжении около 1000 км.
   В следующем 1540 г. Кортес навсегда покинул Мексику. Умер он в 1547 г. очень богатым человеком, шестидесяти лет от роду.

Просмотров: 482