КОРТЕС И ЗАВОЕВАНИЕ МЕКСИКИ

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Морская мексиканская экспедиция Кортеса, Первый поход в город Мехико, Восстание в Мехико и разгром испанцев, Второй поход и падение города Мехико

КОРТЕС И ЗАВОЕВАНИЕ МЕКСИКИ

Расширение для заработка в браузере без вложений

                    МОРСКАЯ МЕКСИКАНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ КОРТЕСА

Губернатор Кубы Диего Веласкес немедленно после возвращения Грихальвы начал снаряжение большого флота для завоевания Мексики. Боясь назначить начальником Грихальву, пользовавшегося любовью солдат, губернатор поставил во главе экспедиции нового человека — Эрнандо Кортеса, видного идальго» из Эстремадуры, щеголя и мота. «Денег у него было мало, зато долгов много, — говорит Берналь Диас дель Кастильо, решивший идти вместе с ним. —Энкомьенда (поместье) его была не плоха, индейцы его работали ;а золотых приисках, но все уходило на его собственную особу, на наряды молодой хозяйке и на приемы гостей. Он имел тонкое обхождение и дар речи». Под залог своего имения Кортес получил от ростовщиков значительные средства деньгами и товарами и начал вербовку солдат для завоевания Мексики. Он обещал каждому долю в добыче и поместье с закрепощенными мексиканцами. Он набрал отряд в 508 человек (не считая 100 с лишним матросов), взял с собой несколько пушек и 16 лошадей. Особенно на лошадей он возлагал большие надежды, так как мексиканцы, как и жители Антильских островов, никогда не видели этих «страшных» животных и вообще не знали домашнего скота. Успех вербовки встревожил подозрительного губернатора. К тому же приближенные убеждали его, что Кортес собирается завоевать Мексику лично для себя. Веласкес послал письменный приказ сместить Кортеса и передать команду другому. Кортес ответил почтительным и насмешливым письмом с просьбой «не слушать наушников и помешанного старика-астролога». А своему отряду он приказал привести оружие в порядок. Тогда Веласкес приказал задержать флот и арестовать Кортеса. Тот вежливо написал ему, что «на следующий день выходит в море и остается его покорным слугой».
   Корабли Кортеса к золотой стране за полуостровом Юкатаном повел Антон Аламинос. На острове Косумель, где был храм, почитаемый народом майя, Кортес выступил в роли апостола христианства. Он приказал сбросить идолов с алтарей, разбить их вдребезги, а в храме построить христианский алтарь. Первая схватка с индейцами произошла за Юкатаном, на южном берегу залива Кампече, в стране Табаско. Сломив их сопротивление, Кортес захватил прибрежное селение и именем испанского короля вступил во владение этой страной. Затем он послал три отряда внутрь страны. Они встретили там крупные военные силы и отступили с большим уроном. Кортес вывел против наступающих все свое войско. Индейцы сражались с большой отвагой и не отошли даже тогда, когда испанцы начали бить по ним из пушек. Тогда Кортес ударил на них с тыла своим небольшим кавалерийским отрядом. «Никогда еще индейцы не видали лошадей, и показалось им, что конь и всадник — одно существо, могучее и беспощадное. Луга и поля были заполнены индейцами, бегущими в ближайший лес». Через несколько дней вожди местных племен прислали припасы и привезли двадцать молодых женщин. Кортес приказал их немедленно окрестить, а затем распределил среди своих офицеров. Одна из них, прославленная испанскими летописцами донья Марина, перешедшая впоследствии к Кортесу, стала переводчицей и оказала огромные услуги испанцам в борьбе против мексиканцев — ацтеков.
   От Табаско флотилия Кортеса прошла до острова Сан-Хуан-де-Улуа. Испанцы высадились на берег материка и, чтобы обеспечить свой тыл, построили город Веракрус (севернее того места, где сейчас находится одноименный портовый город Мексики). Вот как, по словам Диаса, основывали конкистадоры (завоеватели) города в Новой Испании: «Избрали мы управителей города, на рынке водрузили позорный столб, за городом построили виселицу и дали ему название Вилья-Рика-де-ла-Вера-Крус» («Богатый город Истинного Креста»). Так было положено начало новому городу. Итак, крест, позорный столб, виселица — вот три орудия освоения конкистадорами новых стран.
   У испанцев было огромное преимущество перед мексиканцами: огнестрельное оружие, железные доспехи, боевые лошади. Но людей было так мало, что поход против многолюдной страны казался безнадежным. Кортес привлек на свою сторону обещаниями, подкупом, угрозами вождей окраинных племен, угнетаемых господствующим народом — ацтеками. Вожди дали в помощь испанцам десятки тысяч воинов и носильщиков.
   Среди испанцев начались раздоры. Часть солдат из числа идальго, обеспеченных поместьями на Кубе, требовала возвращения на остров. Тогда Кортес приказал уничтожить весь флот, чтобы заставить даже нерешительных солдат наступать во что бы то ни стало. С кораблей сняли все снаряжение и посадили их на мель. Вскоре они были совершенно разрушены волнами. Матросам Кортес приказал раздать оружие. Таким образом, наступающий отряд и гарнизон Веракруса были усилены несколькими десятками людей и пушками, снятыми с судов.

                                      ПЕРВЫЙ ПОХОД В ГОРОД МЕХИКО

Монтесума, верховный вождь ацтеков, пытался подкупить испанцев, чтобы они отказались от похода на столицу Теночтитлан (город Мехико). Но чем больше он дарил конкистадорам золота и драгоценностей, тем сильнее стремились они овладеть источниками этих богатств. Монтесума действовал нерешительно: приказывал племенам, подчиненным ацтекам, с оружием в руках сопротивляться испанскому отряду, а когда они терпели неудачу, не оказывал им помощи, даже отрекался от них. Наконец, он согласился впустить испанцев в свою столицу.
   Столица страны была построена на острове, в центре огромного искусственного (соленого) озера, окруженного большими городами и селениями. Эта местность, прекрасно возделанная, густо населенная, красиво застроенная, буквально ослепила испанцев. У ворот столицы пришельцев встретил сам Монтесума во всем своем великолепии. Одежда и обувь его были усыпаны драгоценными камнями и жемчугом. Блестящая свита окружала его. Над ним возвышался балдахин, блиставший золотом и драгоценными камнями. Монтесума сделал несколько шагов в сторону Кортеса, и его спутники расстелили перед ним дорогие ткани, чтобы его священная нога не коснулась голой земли. Кортес сошел с коня и подошел к Монтесуме. Они обменялись приветствиями. Затем вождя ацтеков унесли на носилках. «...Мы не знали, что и сказать, мы не верили глазам своим. С одной стороны, на суше — ряд больших городов, а на озере — ряд других, и само озеро покрыто челнами... и перед нами великий город Мехико, а нас — нас только четыре сотни солдат!.. Были ли на свете такие мужи, которые проявили бы такую дерзкую отвагу?» (Б. Диас).
   Весь испанский отряд разместился в огромном здании. Обшаривая помещение, солдаты нашли замурованную дверь. Кортес приказал вскрыть ее и нашел потайное помещение с богатейшим кладом из драгоценных камней и золота. Но испанцы видели, что они заперты и окружены со всех сторон врагами в огромном городе, и решили захватить самого Монтесуму как заложника. Правда, он был щедр и внимателен к ним, но нельзя было сомневаться в его ненависти к пришельцам. Известие из Веракруса о нападении мексиканского отряда на испанцев дало Кортесу повод для решительных действий. С пятью офицерами он явился во дворец Монтесумы, убеждал его перейти на жительство в помещение, где находился испанский отряд, и вежливо прибавил, что если он поднимет шум, то его немедленно убьют. Монтесума возражал. Спор затянулся. Тогда у одного из испанских офицеров «лопнуло терпение», и он хриплым голосом и грубым тоном обратился к Кортесу: «К чему ваша милость теряет так много слов. Он сейчас последует за нами добровольно, или мы его прикончим... Ведь и наша жизнь на волоске». Суровый тон этого заявления и сильное возбуждение офицеров подействовали на Монтесуму, и он последовал за испанцами. Кортес потребовал выдачи ацтекских военачальников, участвовавших в сражении с гарнизоном Веракруса, и сжег их на костре; Монтесуму же для острастки он временно заключил в оковы. Верховный вождь ацтеков сперва выражал свое негодование протйв насилия, но затем покорился, «смолк и стал шелковым».
   От имени Монтесумы Кортес стал с этого времени самовольно распоряжаться во всей стране. Он заставил вождей ацтеков принести присягу на верность испанскому королю, а затем потребовал от них, как от вассалов, уплаты дани золотом. В кладе самого Монтесумы было так много сокровищ, что на их просмотр понадобилось три дня. Все золото, включая художественные изделия, было перелито в квадратные слитки, нагроможденные в три большие кучи. Большинство офицеров и солдат требовали немедленного дележа, так как «...все три кучи как-то странно уменьшались изо дня в день, так что не хватало уже доброй трети; подозрение высказывалось против Кортеса и его приближенных...» Кортес уступил.
   Вот как происходил раздел добычи. «Из всей массы прежде всего взята была одна пятая для короля и другая —для Кортеса... Затем Кортес потребовал вычета тех расходов, какие он понес на Кубе при снаряжении экспедиции, а также возмещения Веласкесу за суда, нами уничтоженные, наконец, — оплаты издержек нашего посольства в Испании. Далее скостили пай для 70 человек гарнизона Веракруса, а также стоимость двух [павших] коней... Только затем приступили к наделению прямых участников... в таком порядке: сперва оба духовных лица, затем офицеры, затем всадники, затем мушкетеры и арбалетчики; всем предоставлялось по двойному паю. Когда же после стольких надувательств очередь дошла до нас, остальных солдат, по расчету — один пай на человека, то этот пай был столь мизерен, что многие его даже не брали, и тогда, конечно, и их доля шла в карман к Кортесу!.. Разумеется, тогда мы должны были молчать, ибо кому же было жаловаться на обман и у кого требовать справедливости! К тому же Кортес не жалел ни ласковых слов, ни обещаний, а наиболее опасным крикунам умел затыкать рот сотней-другой...» (Б. Диас).
   Тревога завоевателей усилилась, когда до них дошла весть о прибытии к Веракрусу большой эскадры под командой Панфило Нарваэса (18 кораблей и коло 1500 человек), посланной Веласкесом с целью захватить «живыми или мертвыми» Кортеса и его солдат. Перед лицом общей опасности утихла рознь, вызванная несправедливым разделом добычи. Кортес оставил в Мехико «колеблющихся, ненадежных, подозрительных», которым поручил охрану Монтесумы, а сам выступил с отрядом в Веракрус. Даже после соединения с местным гарнизоном у Кортеса было только 260 солдат и 200 индейцев с длинными пиками, и все-таки он решил напасть втрое сильнейший испанский отряд. Вперед, якобы для переговоров с Нарваэсом, он выслал нескольких офицеров, приказав им нацепить на себя побольше золотых украшений, чтобы показать, как богато живут его люди. Он внес таким образом разлад в войско своего противника, а затем неожиданно атаковал Нарваэса. Люди Нарваэса сражались неохотно и толпами переходили на сторону Кортеса. Нарваэс, потерявший в бою глаз, был взят в плен закован в кандалы. Его офицеры, частью подкупленные Кортесом, и солдаты сдались на милость победителя. С некоторых кораблей Нарваэса было снято снаряжение, чтобы никто не мог сообщить Веласкесу о разгроме его экспедиции. Остальные суда под командой надежных капитанов были направлены на север для обследования мексиканского побережья. Через несколько дней Кортес, несмотря на протесты своих солдат, приказал вернуть прежним врагам все оружие, лошадей и ценные вещи, отнятые у них после боя, и расположил их к себе подарками и обещаниями.
   Среди людей Нарваэса был больной оспой. Страшная болезнь распространилась по всей Мексике, где о ней раньше не слыхали, и «унесла бесчисленное множество» мексиканцев.

                           ВОССТАНИЕ В МЕХИКО И РАЗГРОМ ИСПАНЦЕВ

В то время как между испанскими отрядами шла междоусобная война, почти вся Мексика восстала. Испанские укрепления, построенные в стране, были разрушены или сожжены, а столичный гарнизон осажден вооруженными мексиканцами. В распоряжении Кортеса, после присоединения к нему отряда Нарваэса, было 1300 солдат, около 100 всадников и 150 стрелков. Соседние индейцы, смертельные враги ацтеков, дали ему в помощь отряд из 2000 отборных воинов. С таким войском Кортес беспрепятственно вступил в столицу и освободил осажденный гарнизон. Однако через несколько дней восстание разгорелось с новой силой. Мексиканцы ежедневно производили бешеные атаки на испанцев. Среди последних начался голод, уныние и раздоры. Кортес потребовал от Монтесумы, чтобы он вышел на крышу своего дома и приказал своим «подданным» приостановить штурм, так как испанцы согласились добровольно уйти из города. Мексиканцы ответили на это приказание градом камней и стрел. Верховный вождь ацтеков был смертельно ранен и умер на руках у испанцев, но «так-таки и не выразил желания принять христианство».
   Каждый день увеличивал силы мексиканцев, уменьшал испанские силы. Запасы пороха истощались, съестных припасов и воды совсем уже не было. Перемирие, предлагаемое испанцами, с презрением отвергалось. Тогда, в июле 1520 г., на общей сходке испанцы решили уйти из столицы в ночное время. Кортес выделил из добра, награбленного у мексиканцев, королевскую долю, состоящую из крупных золотых слитков, и велел навьючить ее на индейцев и раненых лошадей. После этого он разрешил каждому брать сколько угодно сокровищ. Новички из отряда Нарваэса «бросились на богатства и набрали столько, что едва могли брести». Умудренные опытом солдаты из отряда Кортеса брали большей частью только легкую ношу — драгоценные камни. Тяжелую кладь навьючили на союзных индейцев. Испанцы вышли из укрепленных помещений в глухую полночь, но мексиканцы сразу же ударили по ним. Переносный мост, приготовленный отступающими для переброски через канал, перевернулся. Началась паника. «Всякий, кто не умел плавать, неминуемо погибал... Не мало было переловлено из лодок, немедленно связано и отнесено для жертвоприношений... Сам Кортес и офицеры нисколько не отличались от других: в карьер они неслись по уцелевшим мостам, стараясь выбраться как можно скорее на сушу... И все же мы продвигались! Трудно сказать, что сталось бы с нами, если все произошло бы не ночью, в темноте, а при дневном свете!» Наконец, испанцы выбрались на сушу, то есть на берег озера, . хружавшего Мехико. Они отступали к области, населенной союзными индейцами, с трудом отражая натиск наседающих врагов. За пять дней этого отступления погибли, утонули, были убиты или взяты в плен, а затем принесены з жертву и съедены ацтеками около 900 испанцев и 1300 их союзников-индейцев. Особенно много людей погибло в самом начале отступления в «ночь печали», главным образом из числа тех, кто захватил слишком много золота, — во время переправы через озеро. Кроме того, потеряны были все пушки, почти все огнестрельное оружие и 80 лошадей.
   В этот тяжелый момент испанцев выручили союзные индейские племена, 6оявшиеся мести ацтеков. Они дали завоевателям возможность оправиться от разгрома, выделили им в помощь несколько тысяч воинов. Опираясь на них, Кортес совершил несколько карательных экспедиций против соседних племен, нападавших на испанцев во время отступления из Мехико. У них было очень мало золота, но Кортес после каждой очередной резни мужчин приказывал обращать в рабство женщин и детей. После расправы с непокорными соседями Кортес приказал согнать в определенное место всех захваченных женщин и детей чтобы «узаконить добычу», то есть заклеймить как рабов, и выделить королевскую пятину, а кстати и пятую часть в свою пользу. «К тому же выбрали самых лучших, крепких и красивых, а нам оставили старых и уродливых».
   В то же время Кортес перехватывал у берегов Мексики одиночные корабли с солдатами, оружием, припасами и лошадьми, которые губернаторы Кубы и Ямайки посылали в помощь экспедициям Нарваэса и Пинеды (о судьбе их на Антильских островах еще ничего не знали).

                     ВТОРОЙ ПОХОД И ПАДЕНИЕ ГОРОДА МЕХИКО

Пополнив свой отряд людьми и снаряжением, Кортес с десятью тысячами союзных индейцев начал новое, планомерное наступление на Мехико. Он прикал построить большие плоскодонные суда, чтобы завладеть озером, окружить со всех сторон и взять измором столицу ацтеков. Он запретил окрестным племенам посылать часть урожая в виде дани в Мехико и оказывал им помощь, когда военные отряды ацтеков приходили за данью. Он разрешил своим союзникам грабить ацтекские селения и предоставлял им часть добычи, чтобы слава о его «справедливости» разнеслась по всей стране. Одним словом, этот бесчестный, но талантливый человек в минуту величайшей опасности оказался настоящим человеком на настоящем месте».
   Теперь положение резко изменилось: силы испанцев и число их союзников все росли, а силы ацтеков убывали. Когда постройка судов была закончена, они были доставлены на озеро. Столица Мексики обложена была со всех сторон. Осажденный город отчаянно защищался больше трех месяцев. Неоднократно ацтеки делали .удачные вылазки, но каждый раз железное кольцо все сильнее стягивалось вокруг города. Испанцы уничтожили водопровод, питавший водой Мехико, так что осажденные начали страдать не только от голода, но и от жажды. Наконец (в августе 1521 г.), испанцы ворвались в город и разрушили колодцы, из которых жители брали воду после уничтожения водопровода. Но еще несколько дней умирающие от жажды ацтеки отстаивали отдельные кварталы. Когда последний квартал был взят, испанцы увидели, что весь он «был переполнен мертвецами, которые лежали повсюду — в домах и каналах, и у самого озера; порой их было так много, что они лежали друг на дружке, точно поленницы дров. Много тел лежало и в других частях города... Ведь погибло здесь почти все взрослое мужское население не только Мехико, но и окрестностей».
   Кортес немедленно вывел свои войска из зараженного смрадного города и разрешил уцелевшим после резни жителям уйти оттуда. «И вот по всем дамбам в течение трех суток потянулась вереница... жалких до слез живых скелетов, еле волочащих ноги, неслыханно грязных и оборванных, распространявших страшную вонь». Когда «исход» прекратился, Кортес послал людей на разведку в город. Среди трупов они находили больных и слабых, не имевших сил подняться. Вода в колодцах была солоноватая и горькая. Жители питались к концу осады кореньями, которые выкапывали на улицах, площадях и во дворах, и корой, содранной с деревьев. «И все же никто не покусился на мясо мексиканца: врагов они ели, своих же никогда».
   Мексика была покорена. Победители захватили все сокровища, собранные ацтеками в мексиканских городах. Коренное население было вынуждено работать во вновь организованных испанских поместьях. Часть была обращена в рабство, но и остальные закрепощенные индейцы фактически стали рабами. Сотни тысяч жителей были убиты или умерли от изнурения, голода и заразных болезней, занесенных конкистадорами (особенно от оспы).

Просмотров: 775