ПОРТУГАЛЬСКАЯ ЭКСПАНСИЯ В ЮЖНОЙ АЗИИ

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Индийская экспедиция Кабрала и вторичное открытие Бразилии, Первое посещение европейцами Мадагаскара, Вторая индийская экспедиция Васко да Гамы, Алмейда и Албукерки — первые португальские вице-короли Индии

ПОРТУГАЛЬСКАЯ ЭКСПАНСИЯ В ЮЖНОЙ АЗИИ

Расширение для заработка в браузере без вложений


   ИНДИЙСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ КАБРАЛА И ВТОРИЧНОЕ ОТКРЫТИЕ БРАЗИЛИИ

Было очевидно, что арабы, у которых в Индии было много союзников, будут сопротивляться португальцам. Чтобы сломить их сопротивление, нужны были большие силы. Немедленно после возвращения Гамы в Лиссабоне был снаряжен флот из 13 кораблей с экипажем в 1500 человек. Конечно, португальское правительство, верное своей осторожной политике, отказалось поставить во главе экспедиции Васко да Гаму. Он был обласкан королем, получил высокий титул («дон»), награжден чином адмирала и солидной пенсией, но оставлен на родине. Начальником эскадры, отправленной 9 марта 1500 г. в Индию, был назначен еще молодой (ему было тогда 32—33 года), ничем, как и Гама, ранее не выделившийся придворный Педру Алвариш Кабрал, вряд ли имевший какой-либо мореходный опыт. Бартоломеу Диаш, который не казался уже опасным, получил сравнительно скромное назначение — капитаном корабля. Из других капитанов известны Николау Куэлью и Дуарти Пашеку.
   Как и Гама, Кабрал в тропической полосе Атлантического океана отошел далеко от африканского берега. Через две недели одно судно пропало без вести. Эскадра в южном полушарии попала в полосу безветрия, была отнесена Южным пассатным течением далеко на запад и 22 апреля остановилась у неизвестной земли — у восточного выступа Южной Америки (Бразилии). Новую землю португальцы приняли за остров, так как не рассчитывали найти здесь материк, и назвали его Вера-Круш (Истинный крест). Кабрал основал там небольшой форт (1500 г.), дал ему имя Порту Сигуру (Безопасная гавань) и оставил в нем двух уголовных преступников. Он отослал одно судно в Португалию с сообщением об открытии «острова», который можно использовать для снабжения водой и припасами судов, идущих в Индию; сам же с остальными одиннадцатью кораблями повернул на юго-восток — к берегам Африки и пересек Атлантический океан к югу от экватора, направляясь к мысу Доброй Надежды. Во время бури недалеко от мыса (в конце мая) четыре корабля погибли со всеми людьми, в том числе и судно, которым командовал Бартоломеу Диаш.
   Только шесть кораблей довел Кабрал до Малинди, а оттуда — опять-таки с помощью опытных лоцманов-арабов — до Каликута (к середине сентября 1500 г.). Однако под давлением арабских купцов и духовенства местные жители отказались торговать с португальцами, напали на тех, кто поселился на берегу, и убили около 50 человек. Кабрал ответил бомбардировкой беззащитного города и сжег десяток арабских судов. Но у него было слишком мало сил, чтобы подчинить себе город. Тогда он обратился к правителям соседних портовых городов Кочин и Каннанур и предложил им начать торговлю с португальцами. Соседи враждебно относились к Каликуту и продали чужестранцам большое количество перца, корицы и других пряностей, разного ладана, мускуса и других ароматических веществ, легких местных тканей, лекарственных растений и т. д.
   В середине января 1501 г. Кабрал двинулся в обратный путь. У Мозамбика один из кораблей по небрежности капитана сел на мель и дал течь. Люди и большая часть груза были спасены, а пришедшее в полную негодность судно сожжено. У юго-восточного побережья Африки одно судно отделилось во время бури и первым вернулось в Лиссабон — в конце июля 1501 г. Кабралу удалось в Атлантическом океане собрать остальные четыре корабля, а у островов Зеленого Мыса к ним присоединилось еще судно под командой Диогу Диаша. Все они прибыли в Португалию в конце июля 1501 г. Несмотря на потерю шести судов, ценность доставленного груза была так велика, что продажа его вдвойне покрыла все расходы на экспедицию Однако Кабрала, может быть, именно из-за его удачи, больше никогда не посылали в Индию.

                ПЕРВОЕ ПОСЕЩЕНИЕ ЕВРОПЕЙЦАМИ МАДАГАСКАРА

Диогу Диаш, брат Бартоломеу, плавал с ним в 1487/88 г., командуя транспортным судном, а в 1497—1498 гг. участвовал в экспедиции Васко да Гамы. Потеряв из виду остальные суда флотилии Кабрала во время майской бури 1500 г., он обогнул Южную Африку, уклонился слишком далеко на восток в Индийском океане и впервые (для европейцев) достиг Мадагаскара. Рассчитывая присоединиться к флотилии в районе Малинди, Диогу Диаш двинулся на север, сбился с пути и дошел, по-видимому, до северного берега полуострова Сомали в районе Берберы. Большинство моряков болело цингой; он распорядился высадить несколько десятков больных в арабском городе и для ухода за ними — десяток здоровых людей. На борту осталось около сорока человек, из них половина — тяжелобольных. Местные жители перебили на берегу всех португальцев и на лодках пытались захватить корабль, но были отбиты орудийным огнем. Команда решила немедленно идти обратно в Португалию. Через три месяца, потеряв в пути еще более 25 человек, судно добралось до островов Зеленого Мыса. Когда оно присоединилось к флотилии Кабрала, возвращающейся на родину, на его борту было только тринадцать человек. Это судно не привезло никакого ценного груза, но зато доставило в Европу первые точные сведения об одном из величайших островов Земли.
   В ближайшие 10—15 лет португальские суда исследовали берега Мадагаскара и омывающие его воды: на карте Рибейры 1519 г. он нанесен довольно правильно с подписью «остров, богатый золотом», а к северу, северо-востоку и востоку от него показаны небольшие архипелаги — Коморские (посещены португальцами не позднее 1505 г.), Амирантские, Сейшельские и Маскаренские острова.

                           ВТОРАЯ ИНДИЙСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ВАСКО ДА ГАМЫ

Начальником новой большой экспедиции из двадцати судов, снаряженной после возвращения Кабрала, был назначен Васко да Гама. Большая часть флотилии (15 судов) оставила Португалию в феврале 1502 г. В Мозамбикском проливе одно судно потерпело крушение, команда спаслась. В порту Мозамбик португальцы собрали (из частей, взятых из Лиссабона) новое небольшое судно — для берегового плавания. По выходе из пролива Гама подошел к городу Килва (на африканском берегу, у 9° ю. ш.), вероломно заманил на свой корабль его правителя и под угрозой смерти обязал его платить ежегодную дань португальскому королю. В Килве к Васко да Гаме присоединились три из пяти позднее вышедших судов (два отстали во время шторма и самостоятельно дошли до Малабарского берега).
   На этот раз Гама, вероятно, с целью разведки, пошел, не удаляясь далеко от суши, вдоль берегов Восточной Африки, Аравии и северо-западной Индии до Камбейского залива, а оттуда повернул на юг. Люди Гамы стали болеть цингой, много умерло; на остров Анджидив высажены были триста больных. У Каннанура корабли Гамы напали на арабское судно, идущее из Джидды (гавань Мекки) в Каликут с четырьмя сотнями пассажиров, главным образом паломников. Разграбив судно, на котором, кроме личных вещей пассажиров, был и ценный груз, Гама приказал своим матросам запереть в трюме команду и пассажиров, среди которых было много стариков, женщин и детей, а бомбардирам — поджечь судно. Несчастные вырвались из трюма и стали тушить огонь; Гама приказал стрелять по ним и снова поджигать судно. Четыре дня продолжалась эта неравная борьба: португальцы не решались подойти к судну и взять его на абордаж, так как гибнущие люди швыряли на палубы атакующих кораблей горящие бревна и доски. Обожженные, полуобезумевшие люди кидались в воду и тонули. «...После столь продолжительной борьбы,— говорит очевидец-португалец, — адмирал поджег это судно с великой жестокостью и без малейшей жалости, и оно сгорело со всеми, кто был на борту». Сняли с судна, по приказу Гамы, только двадцать мальчиков. Их отослали в Лиссабон, крестили, и все они стали монахами.
   Заключив союз с правителем Каннанура, Гама в конце октября двинул свою флотилию против Каликута. Начал он с того, что повесил на реях 38 рыбаков, предлагавших португальцам рыбу, и бомбардировал город. Ночью он приказал снять трупы, отрубить им головы, руки и ноги, свалить их в лодку, к которой прикрепил письмо, что такова будет судьба всех горожан, если они будут сопротивляться, а туловища бросить в воду. Прилив вынес лодку и обрубки трупов на берег. На следующий день Гама опять'бомбардировал город, разграбил и сжег подходившее к нему грузовое судно. Оставив семь кораблей для блокады Каликута, он отослал в Каннанур за пряностями два других корабля, а сам с остальными судами пошел за тем же грузом в Кочин.
   После двух «победоносных» стычек у Каликута с арабскими судами, Гама в феврале 1503 г., когда подул попутный северо-восточный муссон, повел тринадцать кораблей обратно в Португалию, куда и прибыл в октябре 1503 г. с грузом пряностей огромной ценности. После этого успеха пенсия и другие доходы Гамы были значительно увеличены, позднее он получил графский титул, но на много лет его отстранили от всякой деятельности. Только в 1524 г. он был назначен вице-королем Индии, отправился туда в апреле, достиг Гоа, перешел затем в Кочин и там умер в декабре того же 1524 г.
   В 1503 г. в Индийском океане осталось несколько судов флотилии Гамы под командой его дяди Висенти Судре. Они крейсировали близ Аденского залива и перехватывали арабские судна, идущие из Красного моря к берегам Индии, подрывая, таким образом, египетско-индийскую торговлю.

                 АЛМЕЙДА И АЛБУКЕРКИ - ПЕРВЫЕ ВИЦЕ-КОРОЛИ ИНДИИ

Ежегодно посылая флотилии в Индию, португальское правительство решило совершенно уничтожить египетско-арабскую морскую торговлю с индийскими портами. Учреждена была должность вице-короля Индии и первым на эту должность назначен Франсишку д'Алмейда. Он отплыл из Лиссабона в марте 1505 г. во главе большой военной флотилии: на борту его корабля было около полутора тысяч солдат. Он построил форт в Килве, разграбил несколько городов на побережье Восточной Африки, организовал португальскую торговую факторию в Кочине, который с того времени стал крупнейшим из малабарских торговых пунктов. Его корабли охотились за арабскими и иранскими судами на Аравийском море.

В 1507 г. эскадра, посланная из Лиссабона под командой Аффонсу д'Албукерки, направилась к Ормузскому проливу. Португальцы разграбили и сожгли поселки у пролива, убили и захватили в плен много иранцев и арабов. Всем пленным Албукерки приказал отрезать носы, кроме того, мужчинам — правые руки, а женщинам — уши. Затем, обстреляв иранские суда, Албукерки захватил город Ормуз, наложил на него дань и построил там форт. (Вскоре, однако, португальцы были изгнаны оттуда.)
   Через год египтяне сделали первую и единственную попытку защитить свою индийскую морскую торговлю. С помощью венецианцев они снарядили значительный флот в Красном море, послали его в Индийский океан и разгромили небольшую португальскую эскадру, крейсировавшую у северных берегов Аравийского моря, под командой Лоуренсу Алмейды, сына вице-короля (убит во время боя). Франсишку Алмейда собрал тогда все свои силы и в 1509 г. наголову разбил египтян в морском сражении у острова Диу. В том же году победитель был отозван в Лиссабон, а вместо него португальским вице-королем Индии назначен Албукерки. На обратном пути Алмейда высадился с небольшим отрядом на берег у мыса Доброй Надежды и во время стычки был убит готтентотами.
   При Аффонсу д'Албукерки, которого португальцы прозвали «Великим», они стали бесспорными «владыками торговли» в Индийском океане. Они заложили ряд крепостей на западном берегу Индостана и господствовали над крупнейшими индийскими портовыми городами. Ни одно купеческое судно не смело плавать в Индийском океане без португальского паспорта, так как португальские военные корабли сторожили важнейшие морские пути, ведущие к берегам Индии, топили или захватывали суда, плававшие в этих водах без их разрешения, а с моряками расправлялись, как с пиратами. Арабские портовые города в Восточной Африке платили дань португальцам. Последние проникли в Красное море, завязали торговлю с христианской Эфиопией, нападали на западные аравийские порты, угрожали даже Джидде — порту Мекки.
   Еще Алмейда лично убедился в том, что торговля с одной только Индией не удовлетворит португальцев. Оказалось, что самые ценные пряности растут не в самой Индии, а привозятся с далеких «Пряных островов» через Малаккский пролив. Туда он и направил в 1509 г. новую экспедицию. С помощью арабских лоцманов из Кочина пять португальских кораблей под общим начальством Диогу Лопиша Сикейры перешли к северной Суматре, вошли в пролив и бросили якорь перед городом Малакка. Сикейра навязал правителю города выгодный для Португалии торговый договор и начал скупать в Малакке мускатный орех и гвоздику, которые там были гораздо дешевле, чем в Индии. Однако через несколько недель, после нападения мусульман малайцев на его корабли, Сикейра бежал из Малакки.
   Через два года, в 1511 г., Албукерки подошел к Малакке, командуя флотилией из девятнадцати судов, на борту которых находилось около 1400 солдат. Через своих тайных агентов он сговорился с некоторыми влиятельными врагами правителя, опиравшимися на многочисленные группы иностранных купцов, и с их помощью захватил Малакку. Город он разграбил, но пощадил иностранные кварталы, кроме населенного выходцами из Гуджарата (западная Индия), так как они поддерживали малайского правителя. Учтенная добыча была огромна — в переводе на золото около 3,5 тыс. кг. В Малакке по приказу Албукерки был основан наблюдательный пункт. Через пролив мимо города двигались сотни судов. Португальцы останавливали их, но не грабили, а требовали одного: чтобы каждое судно принимало на борт португальского моряка. Так они узнали пути во все закоулки того гигантского лабиринта островов, который называется Индонезией. В том же 1511 г. португальцы достигли густо населенной Явы и, что для них было особенно важно, нашли дорогу к настоящим Пряным островам — к Молуккам.
   Жажда наживы влекла португальцев дальше — на север, в дальневосточные моря. Они «открыли» для европейцев берега Восточной Азии. Они завязали морскую торговлю с Китаем (в 1517 г.), обосновались у берегов Южного Китая в городе Макао (1520 г.). Они достигли, наконец, Японии, «открытой» ими в 1542 г. На путях к Пряным островам, отклоняясь в Индийском океане (сознательно или случайно) слишком далеко на юг, португальцы достигали северо-западного побережья Австралии и наносили его на свои засекреченные карты (некоторые из этих карт дошли до нас). В XX в. в Западной Австралии, к югу от Земли Дампира, на берегу залива Робак (у 18° ю. ш.) были найдены карронады (небольшие бронзовые пушки) с португальской короной, изделия не позднее начала XVI в.
   Важнейшим португальским опорным пунктом в Индии стал город Гоа. Албукерки впервые захватил его после двухмесячной блокады в марте 1510 г. В мае того же года, когда к Гоа подошла сильная неприятельская армия, Албукерки организовал чудовищную резню горожан, пощадив лишь немногих, главным образом богачей, за которых рассчитывал получить выкуп. После этого Албукерки оставил Гоа, но через несколько месяцев вернулся туда с большим подкреплением, завладел окончательно городом в конце ноября того же 1510 г. и повторил резню. В письме к королю он сообщает, что там было убито шесть тысяч человек — мужчин, женщин и детей. В 1515 г. Албукерки вторично захватил Ормуз, и португальцы удерживали его в течение ста с лишним лет.
   В Ормузе Албукерки получил сообщение о том, что его отзывают в Португалию. Он был в это время тяжело болен, вернулся в западную Индию и умер на корабле на виду у Гоа. В предсмертном письме к королю, продиктованном им из Ормуза, он указывал, что «все индийские дела улажены» и что он выполнил все королевские поручения. Письмо кончалось советом: «...если вы хотите прочно владеть Индией, по-прежнему действуйте так, чтобы она могла сама себя поддерживать». Иными словами, умирающий Албукерки советовал королю добывать по его примеру средства для господства над Индией в самой Индии, путем ее ограбления. Так и поступали в XVI в. португальские преемники Албукерки, а с XVII в.—соперники португальцев, вытеснившие их из «Индий», — голландцы, французы, англичане.

Просмотров: 547