АМЕРИГО ВЕСПУЧЧИ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЯ «АМЕРИКА»

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Биографические сведения об Америго Веспуччи, Два письма Веспуччи, Так называемые первое и второе плавания Веспуччи, Так называемое третье плавание Веспуччи, Происхождение названия «Америка»

АМЕРИГО ВЕСПУЧЧИ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЯ «АМЕРИКА»

Расширение для заработка в браузере без вложений

                    БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ О ВЕСПУЧЧИ

АмеригоВеспуччи родился между 1451 —1454 гг. во Флоренции в зажиточной семье нотариуса. Когда он подрос, он поступил на службу к знаменитым фло-рентинским банкирам Медичи и мирно жил в родном городе до сорокалетнего возраста. Не позднее 1492 г. Америго в качестве поверенного Медичи, у которых были крупные денежные дела в Испании, перебрался в Барселону, а затем в Севилью. Он жил там до 1499 г., и на средства, полученные через него, Охеда организовал в этом году свою экспедицию к Жемчужному берегу. Несомненно, что Веспуччи плавал в 1499—1500 гг. под начальством Охеды. Не позднее 1501 г. он перешел на службу в Португалию и между 1501 и 1504 гг. плавал на португальских кораблях у берегов Нового Света. В 1504 г. флорентинец снова переехал в Испанию. На испанской службе он, по-видимому, дважды плавал (в 1505 и 1507 гг.) к Дарьенскому заливу. Позднее он в течение четырех лет — до смерти, последовавшей в 1512 г.,— занимал должность главного пилота Кастилии.
   Америго Веспуччи не организовал по своей личной инициативе и не был начальником ни одной экспедиции. Нет также сколько-нибудь убедительных доказательств, что он был хотя бы капитаном какого-либо испанского или португальского корабля. Неизвестно, за одним исключением, какие обязанности он выполнял во время своих плаваний к берегам Нового Света. Только в одном случае точно известно, под чьим начальством он плавал. Большинство историков сомневается даже в том, действительно ли он совершил некоторые плавания, о которых сам рассказывал. Как же случилось, что имя Америго стало названием двойного западного материка — Америки?

                                                  ДВА ПИСЬМА ВЕСПУЧЧИ

Мировая слава Веспуччи основана на двух сомнительных письмах, составленных в 1503 и 1504 гг., переведенных вскоре на несколько языков и опубликованных тогда же в ряде печатных изданий в некоторых европейских странах. Оригиналы этих писем не дошли до нас. Первое письмо было адресовано прежнему хозяину мореплавателя — банкиру Медичи. Веспуччи писал банкиру об одном плавании, совершенном им на португальской службе в 1501—1502 гг. Второе письмо адресовано, по-видимому, знатному флорентинцу Содерини, товарищу детства Веспуччи. В этом письме Америго описывал четыре плавания, в которых он будто бы участвовал с 1497 по 1504 г. Первые два плавания были якобы совершены на испанской службе, а последние два — на португальской. Веспуччи очень неопределенно говорил об этих экспедициях. Так, по поводу первого плавания он писал, что был приглашен королем Фердинандом «помогать» в предприятии. По поводу второго плавания он обошел этот вопрос полным молчанием. Относительно двух остальных плаваний он говорил только, что был «под начальством капитанов». В своих письмах Веспуччи давал мало сведений о пройденных расстояниях, о географическом положении отдельных пунктов, о названиях открытых берегов, заливов, рек и т. д. Зато он ярко описывал звездное небо южного полушария, климат, растительность, животный мир вновь открытых стран, внешний вид и быт индейцев. Все это он делал в живой, увлекательной форме, свидетельствующей о недюжинном литературном таланте.
   Интерес к новым открытиям среди читающей европейской публики был в то время очень велик, а отчеты о результатах плаваний Колумба и других испанских мореплавателей (за редкими исключениями) не публиковались испанским правительством для всеобщего сведения. Поэтому живой рассказ флорентинца об его «четырех плаваниях» у западных берегов Атлантического океана имел исключительный успех.

              ТАК НАЗЫВАЕМОЕ ПЕРВОЕ И ВТОРОЕ ПЛАВАНИЕ ВЕСПУЧЧИ

О «первом плавании» в письме к Содерини Веспуччи сообщал, что он отплыл в мае 1497 г. из Кадиса. Экспедиция, состоявшая из четырех кораблей, достигла Канарских островов, где простояла 8 дней. Затем после месячного плавания (27—37 дней, по разным вариантам) испанцы увидели землю примерно в 4500 км к западо-юго-западу от Канарских островов. Веспуччи указал и координаты вновь открытой земли, соответствующей приблизительно берегу Центральной Америки у залива Гондурас — при условии, что он умел сколько-нибудь правильно определять долготу. Однако это совершенно невероятно: в единственном случае, когда можно было проверить его определение долготы, он ошибся на 19°!
   На новой земле Веспуччи видел «город над водой, подобно Венеции». Этот «город» состоял из 44 деревянных домов, построенных на сваях. Дома сообщались посредством подъемных мостов. Жители были стройные люди, среднего роста, «с красноватой кожей, вроде львиной». Испанцы захватили после битвы несколько жителей и отплыли с ними в страну, расположенную у 23° с. ш. Покинув эту страну, испанцы направились на северо-запад. Затем они плыли вдоль извилистого берега примерно 4 тыс. км, часто высаживаясь на сушу и выменивая безделушки на золото, пока в июле 1498 г. не достигли «самой лучшей гавани в мире». За все время плавания испанцы выменяли очень мало золота и совсем не встречали ни драгоценных камней, ни пряностей. Ремонт судов отнял целый месяц. За это время туземцы, жившие близ гавани, очень подружились с европейцами и просили помощи против людоедов-островитян, совершавших набеги на их страну. Закончив ремонт, испанцы решили отправиться к островам людоедов, взявши себе в проводдаки индейцев. Через неделю, пройдя около 500 км, они высадились на один из «островов людоедов», вступили в успешный бой с большой толпой местных жителей и захватили много пленных. В Испанию экспедиция вернулась с 222 индейскими рабами, которые и были проданы в Кадисе.
   Огромное большинство историков эпохи великих открытий считает, что Веспуччи вообще не плавал к Западной Индии в 1497—1498 гг.: так называемое первое плавание Веспуччи — только «фиктивный дубликат» второго плавания, вполне достоверного, исторически доказанного рядом документов — экспедиции Охеды 1499—1500 гг. Вопрос был только в следующем: намеренно ли сам Веспуччи приписал себе первое посещение, то есть открытие нового материка в 1497 г., за год до третьей экспедиции Колумба, или так вышло помимо его воли? Два столетия почти все историки склонялись к тому мнению, что Америго был сознательным обманщиком, стремившимся присвоить себе славу Колумба — открытие нового материка. Только в начале XIX в. Александр Гумбольдт, сначала в своем «Критическом исследовании истории географии», а затем в «Космосе», сделал попытку реабилитировать Америго Веспуччи. Доказательства Гумбольдта сводились к следующему: 1) До 30-х годов XVI в. не выдвигалось ни одного обвинения против флорентинца даже со стороны самых заинтересованных лиц, то есть со стороны наследников Колумба и его друзей. 2) Нельзя ставить в вину Веспуччи противоречия, искажения фактов, ошибки и путаницу в датах его писем, так как он лично ничего не издавал и не мог следить за изданиями, выходившими за пределами Испании. 3) Процесс наследников Колумба против испанской казны должен был решить, на какие части нового материка имеют права наследники Колумба в результате его действительных открытий. Свидетелей в пользу казны — против Колумба — искали во всех испанских гаванях, но на Веспуччи и не думали ссылаться, несмотря на то, что ряд заграничных изданий уже приписывал ему славу открытия нового, Южного материка за год до Колумба (в 1497 г.). И Гумбольдт подчеркивал, что отказ испанской короны от самого важного свидетельского показания против Колумба был бы необъяснимым, если бы Веспуччи действительно когда-либо хвалился, что он посетил новый материк в 1497 г., и если бы в то время придавали значение «путаным датам и опечаткам» иностранных изданий его писем.
   В середине XIX в. нашелся, однако, историк — Ф. А. Варнхаген, который пошел гораздо дальше Гумбольдта в реабилитации Америго Веспуччи. Гумбольдт старался доказать только, что Америго не был мошенником. Варнхаген же потратил большую часть своей жизни на доказательство того, что флорентинец действительно плавал в 1497—1498 гг. у берегов нового материка и что при этом он открыл почти все побережье Мексиканского залива до Флориды включительно. Рядом голословных утверждений, подтасовкой фактов, натянутыми допущениями Варнхаген и его последователи (правда, не многочисленные) пытались и пытаются доказать, что Веспуччи первый достиг на западе материка и что именно ему принадлежит слава открытия Центральной Америки и полуострова Флориды.
   Вряд ли большая экспедиция, открывшая на западе Атлантического океана несколько тысяч километров новой береговой линии, могла пройти в Испании совершенно незамеченной. Всего вероятнее, что экспедиции, описанной Веспуччи как его «первое плавание», не было.

                   ТАК НАЗЫВАЕМОЕ ТРЕТЬЕ ПЛАВАНИЕ ВЕСПУЧЧИ

Нужно, впрочем, заметить, что не этот рассказ произвел особенное впечатление на читателей писем Веспуччи и не рассказ о «втором плавании», когда экспедиция Охеды открыла (на одном участке — вторично) северное побережье Южного материка на протяжении около трех тысяч километров. Мировую славу Веспуччи доставило его «третье плавание», когда он в глазах современников «открыл Новый Свет».
   Когда корабль, посланный Кабралом в 1500 г., прибыл в Лиссабон с вестью о новом «острове» (Бразилии), найденном в Атлантическом океане на пути в Индию, в Португалии придали большое значение этому открытию. Новый «остров» был назван сначала Вера-Круш (Истинный Крест), затем Санта-Круш (Святой Крест), но его чаще называли «Страной Попугаев», так как Кабрал прислал оттуда в дар португальскому королю нескольких попугаев. Никто тогда не представлял себе, что эта страна находится в какой-либо связи с колумбовой Индией, так как она лежала сравнительно близко от Западной Африки. Король рассматривал вновь открытую землю как удобный этап на морском пути из Португалии в Индию. «Она очень удобна и необходима для плаваний в Индию, потому что он [Кабрал] чинил там свои корабли и набирал воду». Для исследования этой земли была организована специальная экспедиция на трех кораблях. Кто был ее начальником — неизвестно; Америго же участвовал в ней, вероятно, в роли «космографа и математика» (астронома). Впрочем, ряд историков сомневается в том, что он действительно плавал и на этот раз.
   В середине мая 1501 г. корабль отплыл из Лиссабона по направлению к Зеленому мысу. Оттуда флотилия взяла курс на юго-запад. Из-за частых бурь переход через Атлантический океан отнял 67 дней. 16 августа показался, наконец, у 5° ю. ш. мыс Сан - Роки. Прибрежных жителей Веспуччи характеризовал как свирепых людоедов. Следующая выписка из его письма показывает, какими средствами он действовал на воображение читателей, не останавливаясь перед самой беззастенчивой выдумкой: «Все женщины у них общие и у них нет ни королей, ни храмов, ни идолов, нет у них ни торговли, ни денег; они враждуют друг с другом и дерутся самым жестоким образом и без всякого порядка. Они также питаются человеческим мясом. Я видел негодяя, хваставшего — как будто это делало ему величайшую честь, — что он съел 300 человек. Я видел также город, — я пробыл в нем около 27 дней, — где соленое человеческое мясо висело на кровлях домов совершенно так же, как у нас в кухнях... висят связки колбас. Они были удивлены, когда узнали, что мы не едим наших врагов, мясо которых, по их словам, очень аппетитно, отличается нежным запахом и удивительным вкусом».
   Америго с восторгом описывал природу новой страны — ее мягкий климат, огромные деревья с благоухающими цветами, ароматные травы, блестящее оперение птиц. Одним словом, он описывал «Страну Попугаев» как земной рай. В конце августа корабли достигли у 8° ю. ш. мыса Сан-Аугустин, за которым берег уклонялся к юго-западу.
   Продвигаясь дальше на юго-запад, португальцы 1 ноября открыли у 13° ю. ш. Баия-да-Тодуш-уш-Сантуш («залив Всех Святых»). А 1 января 1502 г. перед ними у южного тропика открылась прекрасная бухта (Гуанабара), которую они приняли за устье реки и назвали Рио-де-Жанейро («Январская река»).
   15 февраля корабли, по словам Веспуччи, дошли до 32° ю. ш. (однако на всех картах первого десятилетия XVI в. самым южным посещенным пунктом южноамериканского материка показана Кананеа — у 25° ю. ш.). Тут португальские офицеры единогласно, по утверждению Веспуччи, поручили ему руководство всей экспедицией. Тогда он решил оставить берег и пересечь океан в юго-восточном направлении. Ночи становились все длиннее. В начале апреля ночь продолжалась 15 часов. Корабли достигли якобы 52° ю. ш. Во время четырехдневной бури показался мрачный берег какой-то земли. Португальцы плыли вдоль этой земли около 100 км, но не могли там высадиться из-за тумана и снежной метели. Наступила антарктическая зима, и моряки повернули на север. С изумительной быстротой — через 33 дня, пройдя около 7 тыс. км, — они достигли Гвинеи. Там один обветшалый корабль был сожжен. На остальных двух кораблях португальцы вернулись на родину (через Азорские острова) в сентябре 1502 г.
   Итак, помимо участия в новых открытиях у юго-западных берегов Атлантического океана, открытиях, подтверждаемых картами начала XVI в. (до 25° ю. ш.), Веспуччи приписывал себе руководство первым плаванием в антарктических водах. К сожалению, источником ознакомления с этим плаванием являются различные (и часто противоречивые) переводы или, точнее, пересказы писем самого Веспуччи. Историки поэтому могли высказывать какие угодно предположения насчет обстоятельств, целей и результатов этой экспедиции. Как, например, случилось, что португальские капитаны добровольно и единогласно предоставили руководство экспедицией иностранцу без определенного положения? С какой целью они направились в южную часть Атлантического океана? Какой земли у 52° ю. ш. достигли (не Южной ли Георгии)? Каким образом утомленный экипаж на обветшалых судах прошел в такой короткий срок с юга на север вдоль Атлантического океана такое огромное расстояние? Но современники Веспуччи не тревожили себя такими вопросами. Перед ними действительно открылся новый мир.
   Америго в письме к Медичи (1503 г.), говоря о возвращении из «новых стран», заявляет: «Страны эти следует назвать Новым Светом... Большинство древних авторов говорит, что к югу от экватора нет материка, а есть только море, и если некоторые из них и признавали существование там материка, то они не считали его обитаемым. Но мое последнее путешествие доказало, что такое их мнение ошибочно и совершенно противно фактам, так как в южных областях я нашел материк, более плотно населенный людьми и животными, чем наша Европа, Азия или Африка, и, кроме того, климат более умеренный и приятный, чем в какой-либо из известных нам стран...» Если это место в письме Веспуччи не подлог, то и оно отнюдь не говорит о правдивости флорентинца.

                                   ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЯ  "АМЕРИКА"

В городе Сен-Дье, в Лотарингии, в начале XVI в. возник географический кружок, в который входило несколько молодых ученых. Один из них, Мартин Вальдземюллер, написал небольшое сочинение — «Введение в космографию»,которое и было издано в 1507 г. К изданию были приложены два письма Америго Веспуччи (в латинском переводе).
   В книжке Вальдземюллера впервые встречается название «Америка». Упомянув о том, что «древние» делили обитаемую землю на три части — Европу, Азию и Африку, которые «получили свои названия от женщин», Вальдземюллер писал: «Но теперь и эти части света шире исследованы, и открыта четвертая часть Америго Веспуччи... и я не вижу, почему, кто и по какому праву мог бы запретить назвать эту часть света страной Америго или Америкой». Нельзя предполагать, что Вальдземюллер хотел этим заявлением сколько-нибудь умалить славу Колумба. Для него, как и для других географов начала XVI в., Колумб и Веспуччи открывали новые земли в различных частях света. Колумб только шире исследовал Азию: открытые им земли казались его современникам окраинными островами и полуостровами Старого Света, — частью тропической Восточной Азии, так же как земли, открытые Каботами и Коргириалами, казались частью холодной северо-восточной Азии. Напротив, Веспуччи «открыл четвертую часть света», Новый Свет, неизвестный «древним» материк, который простирается по обе стороны экватора, как и Африка, но отделен от Африки Атлантическим океаном.
   Географический кружок в Сен-Дье воспринял письма Америго Веспуччи как известие об открытии нового материка. Но если он открыт, то нужно ему дать имя, «окрестить», — и книжку Вальдземюллера можно рассматривать как «свидетельство о крещении» этого нового материка — Америки.
   Картографы оказались осторожнее географов. На карте мира Рейса 1508 г. еще нет названия «Америка», недавно открытый материк называется «Землей Святого Креста» или «Новым Светом». Но книжка Вальдземюллера несколько раз переиздавалась и широко распространялась в странах Западной Европы. Уже через несколько лет появляется ряд карт, где на новом материке проставляется название «Америка». Одно из старейших известных нам изображений нового материка с надписью «Америка» дано на глобусе Иоганна Шенера 1515 г. На этом глобусе земля, открытая в 1498 г. Колумбом у залива Пария, изображена под именем «Париас» как большой остров, отделенный проливом на западе от Японии, а на юге от материка Америки. В свою очередь Америка отделена на юге проливом от фантастической антарктической земли — страны Бразилии. Почти одновременно с глобусом Шенера появляется ряд карт, где новому материку, примерно с теми же очертаниями, что у Шенера, дано название «Америка». Число таких карт к 20-м годам XVI в. все умножалось в европейских странах (кроме Испании). Из сохранившихся экземпляров «Америк» составлены теперь целые коллекции, но у всех этих карт общая черта: Америкой называется только южный материк — Новый Свет Веспуччи.
   Представление о том, что земли, расположенные севернее Карибского моря, составляют части особого материка, тоже «нового», тоже «неизвестного древним», возникло позднее — в связи с открытием Южного моря (Тихого океана) и плаваниями испанцев и французов у южных и восточных берегов Северной Америки, то есть не ранее чем в 20-х годах XVI в. Правда, сохранилась одна замечательная карта, вышедшая в Польше, в Кракове, в 1522 г. (приложение к введению к изданию Птолемея). Составитель Ян Стобницкий соединил перешейком северный и южный материки, причем их западные, неизвестные берега он нанес условно, прямыми линиями. За ними он показал океан, простирающийся от Северного полярного круга далеко на юг, по крайней мере, до 40° ю. ш. В десяти градусах западнее условного берега показан остров «Джипанго» (Япония). Следовательно, Ян Стобницкий изобразил на своей карте новый двойной материк не как часть Азии, а как преграду для достижения Азии. Чтобы преодолеть эту преграду, нужно, очевидно, обойти Новый Свет на севере у 60° с.ш.; это было первое картографическое указание на «Северо-западный проход» из Западного (Атлантического) в Восточный океан — от берегов Европы к берегам Восточной Азии.
   Была ли эта карта результатом гениальной догадки или счастливой небрежности составителя, но только вряд ли она повлияла на картографию того времени. Известные нам изображения двойного западного материка, основанные на действительных открытиях, появляются в большом количестве только после плавания Джованни Верраццано. Если на них и встречается название «Америка», то оно относится сначала, как выше указывалось, только к южному материку. Первым, кто распространил это название и на северный материк, был знаменитый фламандский картограф Гергард Меркатор. На своей карте, вышедшей в свет в 1538 г., он пишет на изображении южного материка: «южная часть Америки», а на северном — «северная часть Америки». А в 1541 г., изображая заатлантические земли, Меркатор разделил слово «Америка» на две части: три буквы — А м е — он написал на северном материке и четыре буквы — р и к а на южном.
   Со второй половины XVI в. название «Америка» утверждается за обоими западными материками на многих других сохранившихся глобусах и картах, кроме испанских. Таким образом, слава Америго Веспуччи распространяется все шире, в то время как о Колумбе начинают забывать. Только испанцы и итальянцы (не все) продолжают писать Индия или (во множественном числе) Индии, Западная Индия, Новый Свет и т. д.
   Несправедливость нового названия вызвала естественную реакцию у географов и историков. Сам Шенер — один из первых (сколько нам известно) пустивших в оборот название «Америка» на своем глобусе 1515 г. — позднее выдвигал против Веспуччи обвинение в сознательном подлоге. И такое же обвинение высказывал в середине XVI в. Лас Касас в своей «Всеобщей истории Индии», начатой в 1527 г. и законченной в 1559 г. «Похвала и горькие порицания перемешаны в этом сочинении, — писал о Лас Касасе Александр Гумбольдт. — Тут видишь, как ненависть и подозрение в подлоге усиливаются по мере того, как все более и более распространяется слава флорентинского морехода...»
  И Гумбольдт, глубоко исследовавший этот вопрос, дает (в «Космосе») такое заключение: «Что касается имени великого континента, общепризнанного и освященного употреблением в течение многих веков, то оно представляет собой памятник человеческой несправедливости. Вполне естественно в конце концов приписать причину такой несправедливости тому, кто казался в этом наиболее заинтересованным. Но изучением документов доказано, что ни один определенный факт не подтверждает этого предположения. Название «Америка» появилось в отдаленной [от Испании] стране благодаря стечению обстоятельств, которые устраняют всякое подозрение против Америго Веспуччи... Стечение счастливых обстоятельств дало ему славу, а эта слава в течение трех веков ложилась тяжким грузом на его память, так как давала повод к тому, чтобы чернить его характер. Такое положение очень редко в истории человеческих несчастий. Это пример позора, растущего вместе с известностью».

Не работает микрофон на ноутбуке

Просмотров: 10884