ОТКРЫТИЕ БЕРЕГОВ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ «СОПЕРНИКАМИ» КОЛУМБА

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Ниньо и Герра на Жемчужном берегу, Экспедиция Охеды — Веспуччи и открытие Гвианы и Венесуэлы, Экспедиции Висенте Пинсона и Диего Лепе и открытие Бразилии, Открытие Бастидасом реки Магдалены и Дарьенского залива и охота за «людоедами» — карибами

ОТКРЫТИЕ БЕРЕГОВ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ «СОПЕРНИКАМИ» КОЛУМБА

Расширение для заработка в браузере без вложений

                    НИНЬО И ГЕРРА НА ЖЕМЧУЖНОМ БЕРЕГУ

Одним из первых получил в 1499 г. разрешение на открытия в западной полосе Атлантического океана кормчий Педро Алонсо (Пералонсо) Ниньо, участник всех трех экспедиций Колумба, только что возвратившийся в Испанию. Средства для снаряжения небольшого судна, водоизмещением около 50 т, с командой в 33 человека, дал ему севильский банкир Луис Герра при условии, чтобы капитаном судна был его брат, Кристоваль Герра, и братья, конечно, выговорили себе львиную долю добычи. В июле 1499 г. судно прошло через «Пасть Змеи» в залив Пария. Высадившись на берег, моряки запаслись грузом ценного бразильского дерева, и через «Пасти Дракона» вышли в Карибское море. Обогнув полуостров Пария, они высадились на остров Маргарита, начали там «немой торг» с местными жителями и раздобыли таким способом очень много жемчуга. Обогнув затем полуостров Арая, они высадились на материк в районе поселка (теперь города) Кумана, причем открыли залив Карьяко, у входа в который лежит Кумана. Успешно продолжая здесь и к западу свои торговые операции, моряки прошли по крайней мере до мыса Кодера (у 66°з. д.), то есть открыли непосещенный Колумбом участок Жемчужного берега — приблизительно еще на 300 км. Остановило их только то, что за мысом Кодера жемчуга и золота у индейцев было мало, пришельцев они встречали недружелюбно и мешали их высадке Испанцы повернули обратно и, медленно продвигаясь на восток и подолгу останавливаясь в «гостеприимных» селениях, снова обследовали весь Жемчужный берег — до «Пастей Дракона».
   Герра и Ниньо вернулись на родину в середине апреля 1500 г. Никогда еще в Испанию не поступала единовременно такая масса жемчуга, ни одно заморское испанское предприятие XV в. не обогатило так его инициаторов и участников. Поэтому экспедиция Герры — Ниньо дала сильный толчок к организации ряда других частных экспедиций «для открытий».

        ЭКСПЕДИЦИЯ ОХЕДЫ - ВЕСПУЧЧИ И ОТКРЫТИЕ ГВИАНЫ И ВЕНЕСУЭЛЛЫ

Немного раньше Ниньо получил разрешение на открытия на западе Алонсо Охеда, участник второй экспедиции Колумба. Как и у Ниньо, у этого нищего идальго не было денег: средства на снаряжение двух кораблей с экипажем около 60 человек ему дали флорентинские банкиры. Этим, по-видимому, объясняется, что с Охедой отправился в плавание приказчик банкирской конторы, флорентинец Америго Веспуччи, чьим именем впоследствии стал называться весь Новый Свет.
   В экспедицию Охеды был приглашен баск Хуан де ла Коса, выдающийся кормчий и картограф, ранее участвовавший во второй экспедиции Колумба, вскоре проявивший себя как свирепый работорговец. Охеда взял с собой и других моряков, вернувшихся из Западной Индии; среди них некоторые плавали с Колумбом в заливе Пария. Сам Охеда видел карту залива Пария и Жемчужного берега, посланную Колумбом «католическим королям» в 1498 г.
   Экспедиция вышла в мае 1499 г. из Кадиса в юго-западном направлении и достигла в начале июля нового материка (побережья Гвианы) приблизительно в 1000 км к юго-востоку от полуострова Пария, у 5 или 6° с. ш. Повернув на северо-запад, Охеда прошел вдоль берега Гвианы до дельты Ориноко и вышел через открытые Колумбом проливы между материком и островом Тринидад в Карибское море. Переход этот отнял столько времени, что Охеда следовал вдоль Жемчужного берега на две-три недели после Ниньо, о чем оба не знали. Это обстоятельство сильно отразилось на финансовых результатах экспедиции Охеды: там, где его предшественники получали груды жемчуга, он собрал несколько жемчужин.
   До мыса Кодера Охеда повторил открытия Ниньо; за мысом были новые, еще не посещенные испанцами берега, населенные «негостеприимными» индейцами, которые, как правило, отказывались давать золото и жемчуг в обмен на европейские «товары», из-за чего часто происходили стычки: при высадках на берег двадцать испанцев было ранено и один убит; в одном месте после «победы» испанцы сожгли прибрежный поселок. Зато географические результаты этой экспедиции были очень велики. Кроме берега Гвианы и дельты Ориноко до входа в «Пасть Змеи», было открыто южное побережье Карибского моря от мыса Кодера до мыса Ла-Вела включительно, то есть береговая линия Южной Америки от 66 д о 72° з. д. с полуостровами Парагуана и Гоахира, заливами Тристе и Венесуэльским и «озером» (лагуной) Маракаибо. Экспедиция открыла также ряд островов у параллели 12° с. ш., в том числе Кюрасао. Охеда (или Веспуччи) назвал его «островом Гигантов», так как группа матросов нашла здесь в одной карибской хижине мужчин и женщин огромного роста. Эти «гиганты», впрочем, очень дружелюбно отнеслись к пришельцам.
   У полуострова Парагуана испанцы увидели многолюдный поселок на воде — большую группу свайных жилищ. Обширный залив к западу от полуострова Охеда назвал поэтому заливом Венесуэлы — в честь «царицы Адриатики», также «построенной на воде». Венесуэла по-испански значит «Маленькая Венеция». Это название не только сохранилось до настоящего времени за заливом, но, как известно, распространилось на большую страну (площадью 912 тыс. кв. км) — испано-американскую республику, которая официально называется Соединенные Штаты Венесуэлы.
   Выйдя из Венесуэльского залива, корабли Охеды обогнули полуостров Гоахираи достигли, как выше указывалось, мыса Ла - Вела. Это было в середине сентября. Провизия была на исходе, и Охеда вынужден был здесь остановиться. За два с лишним месяца плавания — от Гвианы до Гоахиры — мореходы, по их собственным показаниям, «открыли 600 лиг побережья» (то есть около 3 тыс. км) и при этом обследовали только участок северного берега неведомой земли, так как видели, что она продолжается далее и в юго-восточном, и в западном направлениях. Такая земля могла быть только новым, ранее неизвестным материком. И первым сделал этот вывод, по-видимому, Хуан Вискаино (то есть Хуан Баск, как часто называли испанцы кормчего де ла Косу), с которым в конце сентября беседовали люди Колумба.
   От Гоахиры Охеда перешел - к Эспаньоле. Он принял участие в мятеже против Колумба. Тот писал: «К Охеде стекалось множество людей... Этот Охеда причинял мне много забот, я вынужден был изгнать его...» В начале 1500 г., еще до изгнания Охеды, его люди совершили разбойничий набег на Багамские острова и захватили там более двухсот индейцев. В начале марта суда Охеды оставили Эспаньолу, но из-за неблагоприятной погоды вернулись в Кадис только в середине июля. Золота и жемчуга Охеда привез с собой очень мало, а после продажи багамских индейцев на невольничьем рынке на каждого участника экспедиции пришлось в среднем по десяти золотых прибыли.

     ЭКСПЕДИЦИЯ ВИСЕНТЕ ПИНСОНА И ДИЕГО ЛЕПЕ И ОТКРЫТИЕ БРАЗИЛИИ

В ноябре 1499 г. на поиски новых земель и добычи за океаном отправился из Палоса выдающийся участник первой экспедиции Колумба (капитан «Ниньи») Висенте Яньес Пинсон, стоя во главе флотилии из четырех судов, которые он снарядил вместе с другими членами фамилии Пинсонов на свои и их средства. От Сантьягу, одного из островов Зеленого Мыса, он взял курс на юго-запад и впервые в испанской морской истории пересек экватор. Через две недели, в конце января или начале февраля 1500 г., неожиданно открылась земля — восточный выступ материка — приблизительно у 6° ю. ш. Пинсон с нотариусом высадился на берег этой страны, позднее названной Бразилией, испил воды из источника, приказал срубить несколько деревьев, сделать из них кресты, врыть их в землю и вступил во владение страной от имени кастильской короны. Попытка начать немой торг с индейцами была неудачна.
   Двигаясь затем в северо-западном направлении, моряки через несколько дней потеряли из виду землю. Когда же они зачерпнули воду, то она оказалась пресной и вполне годной для питья. Они повернули к берегу, но достигли его лишь после того как прошли около 200 км. Они открыли устье многоводной реки (Пара, южный рукав дельты Амазонки). На островах за рекой Пара (Маражо и другие) жили нагие, раскрашивающие свое тело и лицо индейцы. Они очень дружелюбно и доверчиво отнеслись к пришельцам, а те захватили для продажи в рабство 36 человек. У самого экватора Пинсон открыл устье гигантской реки (Амазонки), самой многоводной на Земле. Ее воды превращали часть океана против ее устья в «Пресное море» (Мар-Дульсе, название, данное Пинсоном): моряки, пользуясь примитивным прибором, обнаружили против островов дельты соленую воду лишь на глубине около 12 м.
   Продвигаясь от устья Амазонки на север и — по изменившемуся направлению побережья — на запад, Пинсон достиг Гвианы, уже посещенной (чего он не знал) экспедицией Охеды. До этого района он открыл участок восточного берега нового материка на протяжении около 3 тыс. км. Пройдя затем через залив Пария с его проливами, он направился к Эспаньоле вдоль цепи Малых Антильских островов, открыв по пути остров Тобаго (к северо-востоку от Тринидада). К Эспаньоле он подошел 23 июня 1500 г. Колумб писал о нем: «Вскоре [после ухода Охеды] явился Висенте Яньес. Он не причинил мне ущерба, но вызвал смуту и тревогу».
   На вновь открытых землях Пинсон не нашел никаких источников дохода. Тогда он пошел, как до него Охеда, к Багамским островам — за рабами. На пути туда, к северу от Эспаньолы, у 22° с. ш., во время урагана погибли два судна его флотилии. Уцелевшие два корабля вернулись в конце сентября 1500 г. в Палое с ничтожным грузом бразильского дерева. В результате Пинсон разорился. Кредиторы начали против него судебный процесс, который тянулся более пяти лет и закончился только после королевского приказа: корона заинтересовалась новым предприятием, организованным Пинсоном.
   Приблизительно через месяц после Пинсона, в декабре 1499 г., из Палоса вышли два корабля экспедиции Диего Лепе. Избрав также юго-западный курс, Лепе не позднее апреля 1500 г. достиг восточного выступа нового материка, продвинулся дальше, вероятно, до параллели 10° ю. ш. и обнаружил, что берег и дальше простирается в юго-западном направлении. Здесь испанцы формально вступили во владение новой страной.
   Не найдя в этой стране ничего ценного, Лепе повернул на север и северо-запад и занялся охотой за рабами на островах дельты Амазонки. Но наученные горьким опытом (после встречи с людьми Пинсона), индейцы оказали такое сопротивление, что Лепе вынужден был отступить, потеряв убитыми одиннадцать человек. С оружием в руках его встретили и на берегах залива Пария, но здесь «победа» была на стороне испанцев. Они загрузили свои суда захваченными индейцами и продали их в Испанию, куда прибыли осенью того же 1500 г. Открытое им восточное побережье нового материка Лепе нанес на карту, которую приложил к своему официальному отчету.
   Так в течение двух лет (1498—1500) точно из тумана начали выступать очертания нового Южного материка, но пока только его северного и восточного берегов. Оказалось, что значительная часть этого материка расположена к югу от экватора. Следовательно, материк открытый на западе, ни в коем случае не мог быть Азией, целиком лежащей в северном полушарии.

                     ОТКРЫТИЕ БАСТИДАСТОМ РЕКИ МАГДАЛЕНЫ И ДАРЬЕНСКОГО ЗАЛИВА И ОХОТА ЗА "ЛЮДОЕДАМИ" - КАРИБАМИ

Севильский нотариус Родриго Бастидас, услыхав о богатствах Жемчужного берега, выхлопотал для себя разрешение снарядить два корабля. В качестве кормчего он пригласил Хуана де ла Косу, только что вернувшегося в Испанию. В 1501 г. Бастидас проник вдоль южного берега Карибского моря на запад гораздо дальше Охеды иобследовал неведомый бере г на протяжении около 1000 км — от полуострова Гоахира до Панамского перешейка. Он первый видел на южном материке горный массив, покрытый вечным снегом (вершина 5774 м) и открыл за ним устье многоводной реки Магдалены. Он плавал в Дарьенском заливе, глубоко вдающемся в сушу между материком и Панамским перешейком. Таким образом, Бастидас закончил открытие карибского берега нового Южного материка, начатое Колумбом в 1498 г. Во время этой экспедиции он награбил и получил в обмен огромное имущество, состоявшее из золота, жемчуга, ценного бразильского дерева; кроме того, он захватил на берегах реки Магдалены много рабов-карибов.
   В начале 1502 г. Бастидас был вынужден высадиться на Эспаньолу и бросить у берегов свои корабли, пришедшие в полную негодность. Временный правитель Эспаньолы Бовадилья арестовал и пытал Бастидаса, обвиняя его в незаконном торге. Авантюрист был направлен на суд в Кастилию. Он изобразил индейцев-карибов («каннибалов») с реки Магдалены такими кровожадными людоедами, что был оправдан и получил даже большую ежегодную пенсию в награду за свои открытия. А «кровожадных людоедов» королевским указом 1502 г. разрешено было убивать и уводить в неволю.

Просмотров: 668