РОЛЬ АНТИЧНЫХ ГЕОГРАФОВ В ПОЗДНЕЙШЕЙ ИСТОРИИ ОТКРЫТИЙ

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Разделение суши на части света, Измерение окружности Земли, Теория единства Мирового океана, Разделение Земли на пояса и гипотеза о Южном материке

РОЛЬ АНТИЧНЫХ ГЕОГРАФОВ В ПОЗДНЕЙШЕЙ ИСТОРИИ ОТКРЫТИЙ

Расширение для заработка в браузере без вложений


                      РАЗДЕЛЕНИЕ СУШИ НА ЧАСТИ СВЕТА

Выше отмечалось, что подлинные греческие открытия относятся только к Европе и притом к сравнительно небольшой ее части. И тем не менее роль древних греков в истории географических открытий очень велика. Все то, что сделали в этом отношении древнейшие народы Ближнего Востока, было бы забыто, если бы греки не заимствовали у них географический материал, не объединили его, не обобщили и не передали потомству. Впрочем, первая попытка географического обобщения — разделение суши на части света, вероятно, была также заимствована греками у восточных культурных народов.
   Основоположником греческого естествознания и греческой географии считается Фалес из малоазиатского ионийского города Милета (VI в. до н. э.). Уже ученику Фалеса Анаксимандру приписывается составление первой географической карты. Милетские географы впервые ввели в употребление понятие частей света и названия Европа и Азия (Асия). Впоследствии к ним была присоединена третья часть света: греки называли ее «Ливией»; римляне называли сначала Африкой (Африга) только ту часть северо-западной Африки, которая прилегает к Тунисскому проливу.
   Происхождение названий «Европа» и «Азия» было давно забыто уже в эпоху Геродота. Теперь обычно производят их от ассирийских слов «асу» (восход) и
сэреб» (закат). На суше некоторые античные географы признавали границей между Азией и Европой реку Фасис (Риони), другие — Танаис (Дон); о странах к востоку от бассейна Черного и Азовского морей греки знали слишком мало, чтобы определить здесь границы частей света.
Геродот издевался над теми, кто изображал землю как круг, со всех сторон обтекаемый «рекой Океаном». Замечательно, что он посягал на географический авторитет Гомера, между тем как пятью веками позднее Страбон горячо защищал Гомера, как географа.
   Необходимо подчеркнуть, что Геродот возражает против существования реки Океана, но признает, что единое море отделяет Европу от Ливии и омывает — по крайней мере на западе и юге — Ливию(Африку) и Азию. Он ничего не знает и потому не хочет говорить о том, есть ли что-либо за этим «Южным» или «Эритрейским» морями и где кончается и кончается ли где-нибудь на западе Европа, а на востоке «Индийская пустыня»: «О западных окраинах Европы я не могу сказать ничего достоверного... Невзирая на все мои усилия, я не могу найти ни одного очевидца, который посвидетельствовал бы, что по ту сторону Европы есть еще море». Геродот знает в общих чертах только те части Азии, которые входили в его время в состав Персидской монархии. «До Индии, — говорит он, — Азия заселена, а дальше на восток простирается пустыня, свойства которой никому не известны». Геродот называет Азией только юго-западную часть азиатского материка, а именно — Аравию с Сирией, Малую Азию с Армянским нагорьем, Месопотамию, Иранское нагорье и северо-западную Индию. К востоку от последней он помещает неведомую пустыню; к северу от его «Азии» лежит Европа, к западу — очень широкая Ливия, соединенная с Азией «узким мысом» (Суэцким перешейком).
    «...Ливия помещается на другом из мысов (полуостровов), следуя непосредственно за Египтом. Подле Египта мыс этот узок...». Геродот, конечно, не знал еще названия «Африка»: оно более позднего происхождения, Ливию же считал полуостровом («мысом») земли. Не представлял он себе и размеров этого «мыса». А так как он ограничивает Азию на севере рекой Араксом и Каспийским морем, а на востоке «Индийской пустыней», то он и делает вполне естественный вывод: «По длине Европа равняется остальным двум частям света, а по ширине нельзя даже сравнивать ее с Азией и Ливией».


                                    ИЗМЕРЕНИЕ ОКРУЖНОСТИ ЗЕМЛИ

После Геродота античная география сделала чрезвычайно большие, можно сказать, удивительные успехи. Величайшим ее достижением было учение о шарообразности Земли.
   Пользуясь с точки зрения современной астрономии «до крайности грубым инструментарием», александрийский ученый Эратосфен на рубеже III—II вв. до н. э. определил длину большого круга земного шара в 252 000 египетских стадий (1 градус меридиана он приравнял к 700 стадиям). Нельзя судить, насколько точна эта цифра, так как неизвестна длина египетской стадии: одни
предполагают, что он преувеличил длину большого круга на 20%, другие, что ошибка ничтожна, менее 1 %.
   После Эратосфена, на рубеже II—I вв. до н. э., измерение окружности Земли дважды — с разными результатами — производил сириец Посидоний. По второму измерению, которому сам Посидоний больше доверял, длина земной окружности равна 180000 стадий. В истории великих открытий XV—XVI вв. это ошибочное, сильно преуменьшенное измерение сыграло известную положительную роль: Колумб, например, убежденно мог доказывать (со ссылками на классический авторитет) вельможам, финансировавшим его предприятие, что «мир мал» и что можно поэтому в течение примерно пятинедельного плавания пересечь океан между Западной Европой и Восточной Азией.


                        ТЕОРИЯ ЕДИНСТВА МИРОВОГО ОКЕАНА

Очень важным достижением античной географии была теория единого беспредельного Мирового океана. Она сложилась по крайней мере за два века до нашей эры. Еще Эратосфен учил: «Если бы обширность Атлантического моря не препятствовала нам, то можно было бы переплыть из Иберии (Испании) в Индию по одному и тому же параллельному кругу». Эта теория в простой и в то же время поэтической форме выражена Посидонием: «...Ясно, что населяемая земля огибается кругом океаном. Его не окружает никакая полоса суши, он разлит на беспредельном пространстве, и ничто не мутит вод его».
   Такого же взгляда придерживается сам Страбон (умер в 20 г. н. э.): «...Везде, где человеку возможно было проникнуть до самых пределов Земли, находится море, которое мы и называем океаном... Мореплаватели объехали восточную сторону [Земли], населенную индусами, и западную... равно как большую часть южной и северной. Остальное пространство, недоступное до сих пор для наших кораблей... незначительно, если кто сопоставит рядом с ним расстояние, сделавшееся для нас доступным. Невероятно, чтобы Атлантический бассейн состоял из двух морей, разделяясь... узкими перешейками, которые будто бы и мешают плаванию кругом. Гораздо правдоподобнее, что он течет водном бассейне и не прерывается. Ибо те, которые решились объехать землю кругом и возвращались потом назад, утверждают, что дальнейшее плавание было приостановлено не каким-нибудь материком, который бы стоял на пути и мешал проехать, но единственно недостатком съестных припасов, необитаемостью мест, между тем как море не менее прежнего было свободно для плавания».
После Страбона теорию единства Мирового океана поддерживал в середине I в. н. э. Помпоний Мела, родом из Испании. В своей книге «De situ orbis» («О строении Земли») он писал, что оба океана — западный и восточный — соединяются на севере океанами Британским и Скифским; на юге — морями Эфиопским, Красным и Индийским. Они отделяют известную часть суши — Европу, Азию и Африку — от гипотетического обитаемого антихтонами («противоживущими») южного материка, также окруженного со всех сторон водами.
   Однако примерно через сто лет «География» Птолемея не знает и не хочет знать океана к северу и востоку от Азии, океана к югу от «Эфиопии». На карте мира Птолемея (то есть на реконструкциях, составленных картографами XV—XX вв.) Азия поэтому распространяется бесконечно далеко к северу и северо-востоку, а Африка — к югу; на крайнем юге юго-восточная Азия соединяется гипотетической сушей с восточной Африкой, и Индийский океан превращается в замкнутое со всех сторон гигантское озеро.
   В средние века — до эпохи Возрождения включительно — Птолемей был высшим географическим авторитетом для подавляющего большинства ученых. Если бы от них зависел ход географических открытий, они наложили бы свое вето на любую морскую экспедицию, направленную на поиски морского пути между океанами. Но, к счастью, политические деятели эпохи великих открытий, которые финансировали совершенно нелепые с «научной» точки зрения морские экспедиции, ставившие перед собой «невыполнимые» задачи, мало считались с общепризнанными научными авторитетами, если предприятие, хотя бы рискованное, сулило им большие выгоды. Португальские моряки в конце XV и начале XVI в. дважды на практике опровергли «континентальную теорию» Птолемея, обогнув сначала Южную Африку, затем юго-восточную Азию, проложив сквозной путь из Атлантического в Индийский и Тихий океаны. Блестящее доказательство единства Мирового океана дала первая кругосветная экспедиция Магеллана.



  РАЗДЕЛЕНИЕ ЗЕМЛИ НА ПОЯСА И ГИПОТЕЗА О ЮЖНОМ МАТЕРИКЕ

С теорией шарообразности Земли у греческих ученых связано было изучение различий времен года в разных странах, и в результате — разделение земного шара на пояса. Об истории этого вопроса много очень ценного материала дал Страбон, который сам был последователем теории шарообразности Земли и непосредственно связывал ее с делением Земли на пояса. Называет мена некоторых своих предшественников, в том числе Посидония. Послед-. кроме деления Земли на 5 поясов, необходимых для астрономических наел юдений, предлагал еще и другое, более сложное деление на 9 поясов: три необитаемых — экваториальный и два приполярных — и шесть обитаемых — два холодных, два умеренных, два субтропических. Сам Страбон считал, что для любых научных целей достаточно делить Землю на 5 поясов: экваториальный, «необитаемый вследствие жары»; два приполярных, «также необитаемых вследствие холода»; два «средних, умеренных и обитаемых».
   Учение Посидония об едином Мировом океане давало надежду на то, что его трех обитаемых поясов южного полушария можно будет когда-либо достигнуть морским путем. Для сторонников этого учения необитаемая экваториальная зона не могла явиться непреодолимым препятствием для того, чтобы проникнуть в обитаемые земли южного полушария — в «другой мир»: для этого нужно было обогнуть морем «безжизненные» экваториальные пустыни. Но для сторонников Птолемея это было безнадежным предприятием, так как он, принимая деление земного шара на пояса, отрицал наличие океана, обтекающего сушу.
Гипотетическая суша, занимающая значительную или даже наибольшую часть южного полушария, признавалась всеми античными географами без различия направлений как вывод из учения о шарообразности Земли. Одни представляли себе на юге материк, окруженный со всех сторон океаном (например, Мела), другие — огромное пространство суши, окружающее Индийский - океан (Птолемей). Позднее за этим Южным материком утвердилось название «Тегга Аustralis».
   Были и другие теоретические соображения в пользу существования Тегга
Аustralis. Ученые предполагали, что если в северном полушарии существует гигантская континентальная масса, условно разделяющаяся на три «части света», то в южном полушарии «для равновесия» должна быть такая же масса... А так как, по словам Эратосфена, «согласно с природой, населяемая Земля должна иметь наибольшую длину между восходом и заходом солнца», то и Южному материку придавали определенную форму — вытягивали его в широтном направлении гораздо больше, чем в меридиональном. Эта гипотеза, возникшая по крайней мере за два века до нашей эры, оказалась очень жизнеспособной: она держалась более двух тысяч лет, до кругосветного плавания Джемса Кука в антарктических водах южного полушария, то есть до последней четверти XVIII в.
   Как и некоторые другие великие географические ошибки, эта гипотеза сыграла большую роль в истории географических открытий. Гигантский Южный материк, который протягивается на Тихом океане от субэкваториальных широт до Южного полюса, искали: испанцы в XVI и начале XVII в., голландцы — в середине XVII в., англичане и французы — в XVIII в. В поисках его был совершен ряд замечательных открытий. Тропической северной окраиной Южного материка последовательно считались: Новая Гвинея, Соломоновы острова, Новые Гебриды, Новая Голландия (которая в XIX в. получила имя Австралии), Новая Зеландия. Южный материк постепенно сжимался, отодвигался от экватора к южному тропику, от него — к умеренной зоне (Новая Зеландия). Кук отодвинул его еще дальше, за Южный полярный круг. Там в начале XIX в. Южный материк открыт был русской экспедицией Беллинсгаузена — Лазарева. Позднее он был назван Антарктидой.

Просмотров: 828