Открытия древних китайцев

ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Китайские открытия до II века до н.э., Географические достижения и походы циньцев, Открытие китайцами Запада (путешествия Чжан Цяня), Связи китайцев с Западом на рубеже нашей эры, Китайские путешественники в Индию в IV-VII вв. н.э

Открытия древних китайцев

Расширение для заработка в браузере без вложений

            КИТАЙСКИЕ ОТКРЫТИЯ I-II вв. ДО НАШЕЙ ЭРЫ


Около полутора тысячи лет до нашей эры в бассейне среднего течения ХУАНХЭ. возникло одно из древнейших государств мира - КИТАЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО. Ядром его была область, расположенная к западу от ВЕЛИКОЙ КИТАЙСКОЙ РАВНИНЫ, там, где Хуанхэ принимает справа крупный приток ВЭЙХЭ , поворачивая на восток, вырывается на равнину. В течении первого тысячелетия до нашей эры китайцы очень расширили свои владения. То побеждая силой оружия соседние "варварские народы", то временно отступая перед ними и все же побеждая силой своей более высокой культуры, древние китайцы распространились на обширной территории Восточной Азии, от пустынь и степей умеренного пояса на севере до тропической лесной полосы на юге.
  За несколько веков до нашей эры китайцы продвинулись на восток к окраинным морям Тихого Океана и плавали в этих морях. У ЖЕЛТОГО МОРЯ они открыли полуострова ШАНЬДУН, ЛЯОДУНЬ и КОРЕЮ и, перейдя через широкий КОРЕЙСКИЙ ПРОЛИВ - главный японский остров ХОНДО (ХОНСЮ) и южные Японские острова - КОСЮ и СИКОКУ. Распространяясь в южном направлении, китайцы открыли все материковое побережье ВОСТОЧНО-КИТАЙСКОГО МОРЯ , пресекли северный тропик и перейдя через широкий пролив, открыли за ним остров ТАЙВАНЬ. А далее, продвигаясь в юго-западном направлении они открыли ЮЖНО-КИТАЙСКОЕ МОРЕ с ТОНКИНСКИМ ЗАЛИВОМ, весь северо-восточный ИНДОКИТАЙ, бассейн КРАСНОЙ РЕКИ (СОНГ-КОЙ), остров ХАЙНАНЬ и восточную приморскую полосу полуострова Индокитай. Во II в. до н.э., в правление китайского императора У ДИ , ВЬЕТНАМ был завоеван китайцами. На западе китайцы не позднее чем в III в. до н.э. раздвинули границы своего государства до северо-восточной и восточной окраин ТИБЕТСКОГО НАГОРЬЯ.

При своем продвижении на юг и запад китайцы открыли не позднее чем в III в. до н.э. почти все участки среднего и нижнего течения больших рек впадающих в тихоокеанские моря,- от ЯЛУЦЗЯНА на границе с Кореей до МЕКОНГА в Индокитае. Но о верховьях великих восточноазиатских рек и о Тибетском нагорье,где эти реки начинаются, древние китайцы имели самые фантастические представления.
  Очень смутны были еще в III в. до н.э. представления китайцев о странах, лежащих к северу от Великой Китайской равнины и излучины Хуанхэ и к западу от этой излучины. А между тем именно с этой стороны Китаю грозила в течении многих столетий опасность от набегов беспокойных кочевников. Защищаясь от них, китайцы стали возводить в IV в. до н.э. в предгорной полосе к западу от излучины Хуанхэ ВЕЛИКУЮ КИТАЙСКУЮ СТЕНУ. В III-II вв. до н.э. они продолжали стену на восток от Хуанхэ до Ляодунского залива Желтого моря, а на запад - вдоль южных границ пустыни АЛАШАНЬ, так что она пересекла верховья реки ЭДЗИН-ГОЛ и доведена была до широкого прохода между горами Бэйшань и Наньшань. Подобного рода сооружение, величайшее в древней истории, возможно было только в результате тщательного географического и топографического исследования тех местностей, через которые прокладывалась стена. ( в средние века, в XIV-XVII вв., сооружена была другая, более южная стена внутри излучины Хуанхэ, лучше сохранившаяся. Ее так же часто называют ВЕЛИКОЙ КИТАЙСКОЙ СТЕНОЙ)
  Однако это небывалое по размаху строительство - крепости, сторожевые башни и тысячемильная стена не могли защитить Китай от набегов степных кочевых племен. Особенно опасными врагами китайцев на рубеже III-II вв. до н.э. были гунны. В 206 г. до н.э. один из гуннских вождей МОДЭ, организовал мощный военно-племенной союз и был провозглашен шаньюем (великим вождем) гуннов. Вскоре Модэ начал наступление: на юго-запад- против Китая и на запад - против своих соседей юечжей, кочевого народа, говорившего на одном из иранский языков. В древней истории они известны также под именем кушан.(древние персы называли родственные кушанам племена саками, древние греки - скифами-массагетами). Юечжи в то время господствовали над степной страной, расположенной к западу от излучины Хуанхэ до реки Сулэхэ включительно, между Наньшанем ( на юге) и ГОБИЙСКИЙ АЛТАЕМ ( на севере). В начале II в.до н.э. гунны оттеснили юечжей далеко на запад, в бассейн озера ЛОБНОР, на территорию, лежащую между Восточным Тянь-Шанем и Тибетским нагорьем. Но и там гунны преследовали юечжей и разбили их наголову (177 г. до н.э.), "предав острию меча или покорив всех". После этого разгрома сын убитого гуннами вождя юечжей со своим народом ушел еще дальше на запад, за Центральный Тянь-Шань, в Междуречье СЫР-ДАРЬИ и АМУ-ДАРЬИ.
  В этот период Китай очень страдал от набегов гуннов. Китайские императоры первой (или Западной) Ханьской династии вынуждены были заключать с ними унизительные договоры " о мире и родстве", т.е. выдавать китайских царевен замуж за вождей гуннов и ежегодно посылать им дань. Но и получая дань, гунны продолжали вторгаться в китайские владения,опустошать их, угонять скот, убивать или уводить в плен мирных жителей. Для борьбы с этим конным народом нужны были крупные, хорошо обученные кавалерийские части. Но китайские кавалеристы, набиравшиеся - как и все вообще китайские солдаты - среди городской или крестьянской безлошадной нищеты, не могли идти в сравнение с "потомственными всадниками" гуннов, которые с раннего детства приучались к верховой езде. Успешно бороться с ними могли только другие кочевые племена, так же подвижные, как и сами гунны. Китайцам следовало искать союзников среди враждебных гуннам кочевников.
  Весть о полном разгроме гуннами юечжей скоро дошла до Китая. Прошло, однако, более тридцати лет, пока правительство окрепшего Китая после вступления на престол У Ди (140 г. до н.э.) не решило использовать эти события в своих интересах и вступить в союз с юечжами для более активной борьбы с гуннами


        ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ И ПОХОДЫ ЦИНЬЦЕВ

К V в. до н. э. среди семи противоборствующих царств выдвинулось государство Цинь, ядро которого располагалось в бассейне верхней Вэйхэ. Вероятно, к этому времени отдельные циньские разведчики на юге достигли Сычуаньской котловины и установили ее пригодность для колонизации. И с V в. до н. э. начался процесс заселения этой крупной (около 200 тыс. км2) межгорной впадины, развивавшийся особенно интенсивно в начале IV в. до н. э. А в 316 г. до н. э. циньский военачальник Сыма Цо перевалил хр. Циньлин и провел ряд операций в котловине, завершившихся ее полным захватом: циньцы впервые поднялись на восточные склоны Сино-Тсбетских гор (Сычуаньских Альп). Они ознакомились со всей (длина около 750 км) этой горной системой, состоящей из ряда параллельных хребтов с крутыми склонами, и пересекли ее с востока на запад. При этом они открыли (вторично — после древних индийцев) верхние течения рр. Янцзы, Меконг и Салуин, прорезавших в горах очень глубокие ущелья.

В IV — начале III в. до н. э. накопилась определенная географическая информация о территории, подвластной древним китайцам.

И в первой половине III в. до н. э, анонимный географ царства Цинь составил первое описание огромного (около 2 млн. км2) региона, пределами которого были на севере 40° с. ш., на востоке — Желтое море, на юге — 31° с. ш., на западе— 104° в. д. На этой территория он выделил девять физико-географических областей, включавших хр. Тайханшань, Янынань, Циньлин, северные склоны хребтов Наньлин и Уишань, Великую Китайскую равнину, Лёссовое плато с его хребтами и реками, текущими в глубоких ущельях, Шаньдунский п-ов, Сычуаньскую котловину, а также бассейн средних и нижних течений Хуанхэ и Янцзы. Но об их верховьях и о Тибетском нагорье, где эти реки начинаются, древние китайцы имели самые фантастические представления.
   В течение 23 лет (244—221 гг. до н. э.) правитель царства Цинь по имени Ин Чжэн, действуя методически и решительно, умело и безжалостно, разрушил, ниспроверг, завоевал, разгромил или аннексировал владения остальных шести государств Китая. Окончательная победа позволила ему в 221 г. до н. э. объявить себя императором Цинь Щи-хуанди. В 219—218 гг. он совершил две «инспекционные» поездки по Поднебесной и, удостоверившись, что положение внутри страны стабилизировалось, начал наступательные операции. На северо-востоке его войска захватили Ляодунский п-ов и открыли нижнее и среднее течение р. Ялуцзян (на границе с Кореей). На севере циньцы раздвинули свои границы до хр. Инынань, на западе — до гор Наньшань и Сино-Тибетских гор.

Но основным направлением агрессии был юг. В 218 г. до н. э. Цинь Ши-хуанди двинул туда 500-тысячную армию с задачей завоевать земли «боюэ» — огромную горную страну (Южно-Китайские горы), покрытую влажными тропическими лесами, в которых обитали многочисленные пестрые по этническому составу племена вьетов, занимавшихся рисоводством и рыболовством. От р. Янцзы циньцы наступали пятью колоннами (ниже даются вероятные пути их следования): одна прошла через центральную часть хр. Уишань и спустилась в бассейн р. Миньцзян, к побережью Тайваньского пролива у 26° с. ш.; другая через стык хребтов Наньлин и Уишань у 114° в. д. вышла к дельте крупнейшей артерии Южного Китая — р. Сицзян (2130 км). Путь еще двух колонн лежал через центральную часть хр. Наньлин у 112° в. д. на нижнее и среднее течение Сицзян; самая западная колонна через восточную часть Юньнань-Гуйчжоуского нагорья продвинулась в бассейн р. Хонгха (Северо-Восточный Индокитай). Возможно, отдельные отряды проникли и в восточную приморскую и горную полосу п-ова Индокитай (северная часть Аннамских гор). Население областей, через которые проходили войска Цинь, поднялось в горы и оказывало агрессору ожесточенное сопротивление. После кровопролитных и упорных сражений к 215 г. до н.э. оккупанты все же захватили государство Намвьет (бассейн р. Сицзян) и часть государства Аулак (бассейн нижней Хонгха). Правда, удержать эту территорию захватчики не смогли: в 214 г. объединенная армия вьетов разгромила пришельцев. Ценой невероятных усилий Цинь Шихуанди собрал новые крупные силы, которые вместе с разбитыми частями заняли Намвьет и северо-восточную часть Аулака.

Географические результаты походов на юг оказались весьма значительными: циньцы завершили открытие важного климатораздела — огромной (около 2000 км) системы Южно-Китайских гор, положили начало ознакомлению с Юньнань-Гуйчжоуским нагорьем и северной частью Аннамских гор. Но о странах, лежащих к северу от Великой Китайской равнины, от излучины Хуанхэ и к западу от этой излучины, представления древних китайцев в III в. до н. э. были еще очень смутны. А между тем именно с этой стороны Китаю грозила наибольшая опасность от набегов кочевников. Для защиты от них китайцы в IV—II вв. до н. э. возвели Великую Китайскую стену, протянувшуюся на 4—5 тыс. км от Ляодунского залива до прохода между хр. Бэйшань и Наныпань. Но она оказалась малоэффективным сооружением.

     ОТКРЫТИЕ КИТАЙЦАМИ ЗАПАДА (ПУТЕШЕСТВИЕ ЧЖАН ЦЯНА)

Китайцы лишь смутно представляли, в какой стране гунны разгромили юечжей, и совершенно не знали, в какую страну ушел с уцелевшей частью своего народа сын убитого вождя. А именно он или его потомки казались китайским правителям долгожданными надежными союзниками против общего врага. В первую очередь нужно было разыскать юечжей. Вызвали желающих отправиться на розыски. Выбор пал на одного из офицеров императорской стражи, Чжан Цяня, может быть потому, что тот отличался большой физической силой и выносливостью.
   Поручение было трудное, так как китайцы в то время не имели представления о географии Центральной Азии, и очень опасное: куда бы не ушли юечжи, они, несомненно, кочевали теперь далеко на западе, за огромной, простирающейся на тысячи Ли (Ли=0.6 км.)
степной или пустынной территории, над которыми полными хозяевами стали гунны.
   Чжан Цяню дана была свита в сто человек. Среди его свиты был гунн Танны. Он стал близким другом и верным товарищем Чжан Цяня, незаменимым помощником, проводником и переводчиком - по крайней мере первое время, пока сам Чжан Цянь не выучился гуннскому языку.
   Путешествие Чжан Цяня началось в 138 г. до н.э. Из китайской столицы, расположенной на нижней Вэйхэ (приток Хуанхэ), Чжан Цянь со свитой направился на запад, а перейдя Хуанхэ, - на северо-запад Двигаясь в северной предгорной полосе Наньшаня, он вышел за Великую Китайскую стену и сразу же был захвачен гуннами. Они привели посольство в полном составе в ставку своего шаньюя, третьего по счету великого вождя гуннского военно-племенного союза.
   Шаньюй приказал задержать посольство. Однако он пощадил всех, не учинил расправы даже над Танны, которого мог рассматривать как перебежчика. А самому послу вскоре дана была в жены знатная гуннка, которая родила ему сына. Около десяти лет прожил среди гуннов китайский посол. Ему предоставлена была полная свобода. Чжан Цянь этим воспользовался, что бы собрать точные сведения о западных народах и о пути к ним; конечно, больше всего его интересовали юечжи.
   В 128 г. до н.э. Чжан Цянь, улучив удобный момент, бежал от гуннов с женой и маленьким сыном, с верным товарищем Танны и частью своей свиты. Несколько недель беглецы пробирались на запад. Они шли сначала от оазиса к оазису - вдоль южных предгорий Восточного Тянь-Шаня, затем через владения кочевников усуней, которые а
«в обыкновениях сходствуют с гуннами», — по горным долинам, и через высокие перевалы Центрального Тянь-Шаня они вышли к южному берегу озера Иссык-Куль, к городу Чигу - ставке усуньского племенного вождя. А оттуда через высокогорные перевалы и по долине Нарына (одного из верховий Сыр-Дарьи) китайцы спустились в Ферганскую долину, во владение «Давань» и пришли в его столицу «Гуйшань» (Кассан).
   Здесь, в западной части Ферганской долины, впервые в истории сомкнулись пути представителей двух древних великих народов — эллинов и китайцев: ровно за двести лет до прихода туда с востока Чжан Цяня, в 328 г., ко входу в Ферганскую долину подошла с запада одна из армий Александра Македонского. Но воины Александра шли туда через страны высокой культуры, территории, хорошо известные древним персам и ранее завоеванные ими, в то время как Чжан Цянь пересек совершенно неисследованные пустынно-степные или высокогорные области.
Властитель Давани, сравнительно развитой земледельческой страны, гостеприимно принял Чжан Цяня, так как рассчитывал с его помощью завязать непосредственные торговые сношения с далеким Китаем. Он дал Чжан Цяню проводников к кочевому племени кангюй, обитавшему в присырдарьинских степях к северо-западу от Давани. А кангюйцы помогли Чжан Цяню отыскать, наконец, юечжей, которые кочевали к югу от них, между песками Кызылкум и Аму-Дарьей. Главная ставка юечжей, Кушания, находилась в долине среднего течения реки Зеравшан. Чжан Цянь не застал там наследников убитого гуннами вождя, к которым был послан десять лет назад. Внук вождя за это время совершил поход на юг, за реку «Гуйшуй» (Аму-Дарью), покорил распадающееся Греко-Бактрийское царство, расположенное в восточной части Иранского нагорья, и остался там (столицей его была Бактра, позднейшее название—Балх).
   Чжан Цянь направился в завоеванное юечжами царство, которое он называет «Дася». Однако царь и не думал о мести гуннам и отвергал самую мысль о союзе с далеким Китаем. Чжан Цянь прожил в стране Дася год. Царь не переменил своего решения, но посол воспользовался этим сроком, чтобы собрать сведения об его царстве. К своему удивлению, Чжан Цянь нашел в Дася товары из Центрального Китая (холсты и бамбуковые посохи из бассейна средней Янцзы). Они доставлялись местными купцами из какого-то индийского государства «Шеньду», лежащего «за несколько тысяч Ли от Дася на юго-восток».
   В 127 г. до н. э. Чжан Цянь отправился в обратный путь. Он обогнул с севера Памир, который он называет Цунлин («Луковые горы»). Он обратил внимание на то, что Памир является мощным водораздельным горным узлом, откуда одни реки текут на запад, а другие — на восток, по направлению к Китаю. Через Алайскую долину, Кашгар и Яркенд Чжан Цянь пришел в Хотан. От оазиса к оазису, вдоль южной окраины пустыни Такла-Макан, он вышел к огромной плоской впадине, в которой расположено бессточное блуждающее озеро Лобнор.
В тот год, когда Чжан Цянь посетил Лобнор, вода там была соленой и посол так и назвал озеро Соляным. По-видимому, он слышал от местных жителей, что это озеро иногда исчезает. И он пришел к следующему выводу: «От Юйтяни (Хотана) реки текут на восток и впадают в Соляное озеро (Лобнор). Соляное озеро пробирается под землею и на юге производит истоки Желтой реки (Хуанхэ). Желтая река уходит в Срединное царство» (Китай).
Теперь мы знаем, что этот вывод — большая географическая ошибка. Лобнор лежит на высоте всего лишь 780 м, а истоки Хуанхэ — пресноводные озера Джарин-Нур и Орин-Нур в восточной части Тибетского нагорья, почти в 800 км к юго-востоку от Лобнора — на высоте более 4230 м. Но тогда, во II в. до н. э., ошибочный вывод Чжан Цяня был шагом вперед по сравнению с древнейшей китайской географической легендой о том, что Хуанхэ берет начало на фантастической горе Куньлунь высотой 2,5 тысячи ли (около 1500 км).
   К востоку от Лобнора господствовали гунны, и они снова задержали Чжан Цяня. Только через год ему удалось бежать с семьей и с верным Таны. У них не было ни средств, ни припасов. Часто они спасались от голода лишь благодаря тому, что Таны был искусным стрелком из лука. «В крайности он бил птиц и зверей и доставлял пищу». В 126 г. до н. э. Чжан Цянь с семьей вернулся на родину, пробыв в отсутствии почти тринадцать лет. Из других членов его посольства вернулся в Китай лишь Таны.
   По расчетам Чжан Цяня — сравнительно точным для его эпохи — он прошел во время своих странствований около 25 тыс. ли, то есть около 15тыс. км. Он первый принес в Китай точные сведения о степях и пустынях Центральной Азии, о великих центральноазиатских горных системах — Тянь-Шане и Памире («Луковых горах»), о больших среднеазиатских реках, берущих начало в этих горах: Сыр-Дарье и Аму-Дарье, текущих в «Западное море» (он смешивал Аральское море с Каспийским), Тариме, текущем в Лобнор. С Дальнего Востока он «первый открыл дорогу в Западный край», а оттуда — в Индию. И он первый-же указал, что из Китая в Индию ведут и другие, более короткие и, по его мнению, более безопасные юго-западные горные дороги — из бассейна средней Янцзы (Сычуань) через Юньнаньское нагорье.
   Император У Ди в первую очередь приказал отправить в Индию четырех послов из разных пунктов бассейна средней Янцзы. Эти посольства не достигли своей цели: пройдя 500—1000 км, они вынуждены были повернуть обратно из-за противодействия непокоренных горцев. Неудачная попытка освоить южные пути в Индию ( а через нее в Даси и Давань) снова заставило китайское правительство обратить внимание на северный путь в западные страны. Между тем Чжан Цянь был назначен начальником крупного военного отряда и около 123 г. до н.э. участвовал в очередном походе против гуннов. Поход был удачен: благодаря тому, что Чжан Цянь прекрасно знал места "привольные травою и водою", войско ни в чем не терпело недостатка, и при возвращении он получил княжеский титул. Однако в следующем же году китайское войско было разбито гуннами. Чжан Цяня обвинили в том, что поражение произошло по его вине, он был лишен княжеского титула, разжалован, приговорен к смертной казни, но "откупившись, сделался простолюдином", (122 г. до н.э.)
   Тем не менее император У Ди продолжал обращаться за советами по западным делам к униженному великому путешественнику. Около 106 г. до н.э. Чжан Цянь был был оправлен в город Чигу (Центральный Тянь-Шань) с конным отрядом в 300человек, с огромными стадами крупного и мелкого рогатого скота, с большой свитой, со многими подарками для усуньских вождей. Он склонил на союз с Китаем верховного вождя усуней. Из Чигу он разослал своих помощников к царям и племенным вождям Средней Азии, а также в "Аньси" (Парфию) и в "Шеньдю" (Индию). Так Китай впервые завязал прямые сношения со странами Передней и Южной Азии. Сам Чжан Цянь вернулся в Китай и через год умер (104 или 103 г. до н.э.)


         СВЯЗИ КИТАЙЦЕВ С ЗАПАДОМ НА РУБЕЖЕ НАШЕЙ ЭРЫ


Экономические последствия путешествий Чжан Цяна были очень велики. В основном по его маршруту на рубеже II и I вв. до н.э. прошла южная ветвь торгового пути мирового значения - ВЕЛИКОГО ШЕЛКОВОГО ПУТИ из Восточного Китая в страны Средней и Западной Азии  (позднее освоена была северная ветвь великого караванного пути. Она проходила на северо-запад от маршрута Чжан Цяна за озером Баркуль, пролегала вдоль северных предгорий Тянь-Шаня и по долине реки ИЛ и выводила в прибалхашские степи.) По указанным им маршрутам были проложены и два очень важных международных пути - из Китая в Южную Азию, в обход Тибетского нагорья: западный, Припамирский, выводивший в северо-западную Индию, в долину Инда, и более поздний, восточный, Юньнаньский, выводивший в западный Индокитай, в долину реки Иравади. Таким образом, сухопутная связь между двумя великими странами древней культуры, Китаем и Индией, сравнительно близко расположенными друг от друга, шла кружной дорогой. Но китайцы предпочитали лучше огибать Тибетское нагорье, чем преодолевать на востоке горные хребты, покрытые густыми тропическими лесами. Однако продвижение китайцев в западном направлении задержалось почти на два века из-за резкого обострения в стране классовых противоречий и связанных с этим массовых крестьянских восстаний.
   При второй (или Западной) Ханьской династии в середине I в. до н.э., когда Китайская раннефеодальная империя восстановила свою военную мощь, она разгромила часть гуннских племен, кочевавших к северу от от Великой Китайской стены. В последнюю четверть
I в. до н.э. был отправлен на запад, в Хотан, военачальник Бань Чао. Пробыв там несколько лет, он, действуя дипломатическими методами Чжан Цяня, заключил союз против гуннов с племенами, жившими в Восточном Тянь-Шане и, опираясь на них, наголову разбил западных гуннов (91-94 гг.) Развивая свой успех, Бань Чао двинулся дальше на запад, спустился в среднеазиатское Междуречье, пересек Аму-Дарью и достиг в 97 г. города Антиохии Маргианской  (Старый Мерв в низовьях реки Мургаб ныне в Туркмении)
  В китайской летописи под 97 г. сказано "Гань Ин, посланный от Бань Чао на запад, доходил до Западного моря и возвратился. В прошлое время никто из китайцев не проникал так далеко. Гань Ин удовлетворительно описал климаты и редкие произведения пройденных им стран" .  В другой записи под тем же годом сказано: "Наместник Бань Чао отправил Гань Ин посланником в Дацинь (Рим). По прибытии в Тяочжи к великому морю он хотел отправиться далее. Судохозяева на западной границе Аньси сказали ему, что море очень пространно и для совершения обходного пути, при хорошем ветре, потребно три месяца, а при слабом около двух лет.... Гань Ин, услышав это, оставил намерение"
  Описание страны Тяочжи, помещенное в той же летописи, где сообщается о миссии Гань Ина, вряд ли в приведенной ниже части может относиться к Малой Азии. Как предполагают некоторые комментаторы, под Западным морем следует понимать Персидский залив. Другие комментаторы отожествляют Тяочжи с Месопотамией или с юго-восточной Аравией. А вероятнее, что в описании Тяочжи смешаны черты нескольких приморских стран юго-западной Азии.


          КИТАЙСКИЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКИ В ИНДИЮ В IV-VII вв. н.э.

Путем Чжан Цяня двинулись в начале новой эры из Индии в Китай первые буддийские миссионеры, распространявшие среди народов Центральной и Восточной Азии новую религию. И в обратном направлении той же торной, хотя и тяжелой, но сравнительно безопасной дорогой шли позднее в Индию, «ко святым местам» китайские паломники. На рубеже IV—V вв., в 399 г., такое «хождение» начал буддийский монах, китаец Фа Сянь. Он прошел через Центральную Азию в северо-западную Индию, провел в Индии много лет, собирая буддийские рукописи и реликвии, и для этой цели посетил буддийские святыни во многих районах страны, главным образом в Северной Индии. На родину Фа Сянь вернулся морским путем. Он сел на корабль в дельте Ганга, побывал на Цейлоне и Яве, а оттуда направился в Китай, куда прибыл в 414 г. Фа Сянь составил «Фогоцзи» (записки о посещении буддийских стран), дошедшие до нашего времени, переведенные на ряд языков, переиздававшиеся с обширными комментариями. В них содержатся, кроме довольно подробных описаний святынь и священных книг, еще краткие описания пройденных им стран и быта местных жителей.
    Паломником был и великий китайский путешественник VII в. Сюань Цзан. Путешествие Сюань Цзана длилось 16 лет (629—645 гг.). В Центральной Азии он почти повторил маршруты Чжан Цяня. К югу от Аму-Дарьи (от района города Балх) он перевалил хребет Гиндукуш, по долине реки Кабул, через Хайберские ворота прошел к Инду и пересек в восточном направлении Пенджаб. Он побывал затем во всех странах Северной Индии — до Бенгалии включительно, посетил ряд приморских областей полуострова Индостан (кроме самой его южной части), а на обратном пути проследил течение нижнего и среднего Инда до Пенджаба, снова вернулся к Аму-Дарье, а оттуда —- на родину.
    Сюань Цзан составил по материалам, собранным во время путешествия, свои «Записки о странах Запада», которые пользовались огромной популярностью в течение ряда веков. «Он был настоящий исследователь новых стран в современном значении этого слова» (Э. Реклю). Для историков раннего средневековья «Записки» являются одним из важнейших первоисточников по изучению стран Центральной Азии и особенно Индии. «Описание Сюань Цзана является подлинным кладезем сведений о политическом положении и религии Индии в период Харши» (VII в. н. э.) — говорят видные индийские историки Н. К. Синха и А. Ч. Банерджи. О путешествиях и приключениях Сюань Цзана
китайский народ сложил много легенд. В XVI в. китайский писатель У Чэн-энь собрал эти легенды и творчески переработал их в известном фантастическом романе «Путешествие на Запад».
   Китайские пилигримы-разведчики впервой половине VII в.уже не обходили высоких нагорий Тибета, где правитель Сронцзангамбо ввел буддизм. Буддийские паломники, китайцы и тибетцы, разведали более короткие пути из Восточного Китая в Индию, и во второй половине VII в. союзная с Китаем тибетская армия, посланная Сронцзангамбо, перевалила Гималаи через высокогорные проходы и спустилась на равнину Ганга.
   Регулярная связь между Китаем и Индией поддерживалась и морским путем. В 689 г. морем из Китая в Индию на торговом судне отправился буддийский паломник И Цзин. Он прошел вдоль берегов Индокитая и Малакки к Суматре и там, на юге, в столице государства Шривиджая (теперь Палембанг) прожил несколько месяцев, изучая санскритский язык (столица Шривиджаи была одним из центров буддийской учености). Затем, продвигаясь в северном направлении вдоль восточного берега Суматры, через Малаккский пролив И Цзин вышел в Индийский океан, пересек Бенгальский залив и в 691 г. достиг дельты Ганга. Совершив паломничество ко многим буддийским святыням Северной Индии, И Цзин в 695 г. вернулся на родину, где составил подробное описание своего путешествия.
   Вероятно, в первые века нашей эры китайские торговые суда посещали Филиппины и некоторые острова Индонезии, плавали к Цейлону, доходили и до более отдаленных от Китая стран, прилегающих к Аравийскому морю, даже до Восточной Африки. Но китайцы, как и средиземноморские мореплаватели (например, финикийцы или греки), пришли в Южную Азию тогда, как там уже сложились государства с высокой культурой. Нельзя поэтому говорить об открытии Индии, Ирана, Месопотамии, можно говорить лишь об ознакомлении с этими странами: китайцев — со стороны Дальнего Востока, средиземноморских народов — со стороны Запада.



Просмотров: 5353